ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Живи и помни. Эсмурзиев Мовлит Асламбекович

7 мая 2017

Участник Великой Отечественной войны младший лейтенант авиации Мовлит Асламбекович Эсмурзиев, кавалер ордена Красной Звезды (февраль 1942 г.) погиб в воздушном бою в небе над своей родиной – Чечено-Ингушетией, 17 сентября 1942 года.

Уроженец с. Насыр-Корт Мовлит Эсмурзиев родился в 1916 году. После окончания средней школы в родном селе, учился в Орджоникидзевском железнодорожном техникуме. Успешно окончив техникум  в 1937 г. уехал работать в г. Могилев Белорусской ССР, откуда и был призван на срочную службу в Красную армию.

Затем в 1939-1940-х гг. он участвует в советско-финляндской войне и с  самого начала Великой Отечественной войны Мовлит уже в рядах действующей армии. Летом 1941 г. его направляют на переподготовку в Харьковскую военную авиашколу стрелков-бомбардиров. После ее окончания, начинается боевой путь Мовлита в рядах советской авиации.

С сентября 1941 г. Мовлит Эсмурзиев воюет в составе 288-го ближнебомбардировочного полка 21-й смешанной авиационной дивизии, входившей в  ВВС Одесского военного округа и действовавшей с начала войны в составе Военно-воздушных сил Южного фронта. Участвуя в обороне юго-восточной Украины – Запорожской и Донецкой областей, старший сержант Мовлит Эсмурзиев, за мужество и героизм, проявленные в воздушных боях с сентября  по декабрь 1941 г., представляется к высокой награде – ордену Красного Знамени.  В наградном листе от 9 февраля 1942 г. приводятся краткие сведения из фронтовой биографии стрелка-бомбардира Эсмурзиева: «В боевых действиях принимает участие с 19.09.1941 г., за этот период на самолете СУ-2 имеет 24 вылета с налетом 26 часов 17 минут…  03.10.1941 г., в составе звена в районе Южная 1 км, Владимировка уничтожил до 5 автомашин с грузом противника. 05.10.1941 г., в составе звена в районе Тарасовка восточное Запорожье уничтожил до 5 автомашин и 1 танкетку. 11.10.1941 г., в составе звена в районе села Чардакли уничтожил до 3 автомашин противника. 08.11.1941 г., в составе 4 самолетов в районе Равнополь уничтожил до 5 автомашин с живой силой противника. 27.11.1941 г., в составе звена в районе Дмитриевка уничтожил до 3-х автомашин и до 10 человек пехоты противника. 03.12.1941 г., экипажем в районе Чистяково уничтожено 2 автомашины противника. 09.12.1941 г., экипажем в районе М. Снежное за 2 вылета уничтожено до 8 автомашин с грузом и живой силой противника. Молодой отважный стрелок-бомбардир, отлично бомбит и стреляет, каждое боевое задание выполняет успешно и без страха. За этот период в составе экипажа уничтожил более 35 автомашин с грузом и живой силой противника, 2 танка. Потерь ориентировки не имеет. За мужество и доблесть, проявленную в боях с германским фашизмом, достоин Правительственной награды ордена «Красное Знамя». Однако, приказом по войскам Южного фронта от 23 февраля 1941 г. старший сержант Мовлит Эсмурзиев был награжден орденом Красной Звезды, награждение которым для февраля 1942 г. было более чем высокой наградой для сержантского состава отступающей с кровопролитными боями Красной армии - об этом свидетельствует и тот факт, что родственники орденоносцев получали поздравительные письма с фронта. Двоюродный брат Мовлита, вскоре после его награждения, получил письмо от командования 288 авиаполка, в котором говорилось:

«Многоуважаемый Тархан Хакяшевич. Ваш брат Мовлит Асламбекович Эсмурзиев проявил отвагу и мужество… Тонны разящего металла и раскаленного свинца обрушены на головы фашистских людоедов с краснозвездной птицы, управляемой Вашим братом. Немало фашистов нашли свою бесславную гибель от рук Мовлита Асламбековича Эсмурзиева, немало фашистской техники превращены в груды обломков от ударов, нанесенных Вашим братом с воздуха. Партия и правительство высоко оценили боевую работу Вашего брата по разгрому немецко-фашистских банд. Постановлением Правительства Ваш брат Мовлит Асламбекович Эсмурзиев награжден орденом «Красная Звезда». Командование части поздравляет Вас с высокой наградой Вашего брата и желает ему дальнейших успехов в его боевой работе, а Вам здравствовать и скорей встретиться с ним…». 

Летом 1942 г. граница фронта уже пролегала по Северному Кавказу. В этот период 288-й ближнебомбардировочный авиаполк, в котором воюет Мовлит Эсмурзиев, находится в составе 216-й истребительной авиационной дивизии 4-й воздушной армии и участвует в Северо-Кавказской оборонительной операции. К этому времени относится последнее его письмо домой, в котором, несмотря на катастрофу, переживаемую Красной армией летом 1942 г.,  он пытается подбодрить своих родных:

««Мои дорогие родственники, примите сердечным Салам от вашего сына и брата Мовлида!

Сообщаю, что живой и здоровый, чего и вам желаю.  Получил ваше письмо, написанное 10 июля. У меня новостей нет, как и прежде бьем фашиста. Мне очень интересно узнать как ваша жизнь, какой запас вы сделали за лето.

На фронте все хорошо. Фашиста мы остановили и скоро прогоним. Часто вспоминаю слова отца. Отец не горюй, я вернусь только с победой… Ваш любящий сын Мовлид».

Это были последние месяцы его жизни.

С сентября 1942 г. начинается Моздокско-Малгобекская оборонительная операция, в которой активное участие принимает авиаполк Мовлида Эсмурзиева. Граница фронта вплотную приблизилась к родине Мовлита – Чечено-Ингушетии. В это время, он уже в звании младшего лейтенанта, опытный стрелок-бомбардир и штурман. В ожесточенных боях, развернувшихся в небе над Малгобеком, экипаж летчика Автономова и штурмана Эсмурзиева, появляется на самых ответственных участках, сбрасывая смертоносный груз на наступающие части немецко-фашистской армии.

17 сентября 1942 г. бомбардировщик боевых друзей Виталия Автономова и Мовлита Эсмурзиева вышел на последнее боевое задание, из которого младший лейтенант Эсмурзиев уже не вернулся.  

Рассказывает Медов Аюп, племянник Мовлита Эсмурзиева:

«Вскоре после того, как до нашего села дошла весть о гибели дяди Мовлита не далеко от Моздока, двоюродный брат Мовлита – Тархан и мой отец отправились на поиски места падения самолета и места захоронения летчика. Однако, в условиях войны, тем более в прифронтовой зоне, все их попытки разыскать хоть какие-нибудь сведения о Мовлите заранее были обречены на не удачу…

В 1965 г… мы с отцом решили поехать в Надтеречный район для возобновления наших поисков...  память о гибели летчика в этих краях носила весьма смутные очертания, свидетелей и очевидцев нам разыскать так и не удалось. Обращения в архив Министерства обороны, нисколько не проясняли интересующие нас обстоятельства. Это были краткие сведения о награждении Мовлита орденом Красной Звезды и его гибели в воздушном бою 17 сентября 1942 г., ни слова о  том, где он погиб, где захоронен... Радостная весть, как это обычно бывает, пришла совсем неожиданно. Уже через много лет, возвращаюсь вечером с работы и застаю маму  со слезами на глазах… У нее в руках газета «Грозненский рабочий» от 21 февраля 1981 г. с очерком «Никто не забыт – ничто не забыто» о боевом пути 288-го ближнебомбардировочного авиаполка, написанном на основе воспоминаний бывшего авиамеханика полка Д.Я. Хоменко. Там же были помещены и теплые слова о своем боевом товарище Мовлите Эсмурзиеве, бывшего летчика полка, а в тот период, генерал-майора, начальника штаба Смоленского объединенного авиаотряда, Виталия Афанасьевича Автономова.  Один из главных  героев очерка – наш Мовлит, брат моей мамы Фаржет».  

Получив номер газеты с указанной статьей, Медов Якуб немедленно выехал в Грозный. Ему удалось узнать через редакцию газеты адрес генерала Автономова и вскоре он с другим племянником Мовлита – Магомедом Тархановичем Эсмурзиевым, отправляется на поиски генерала в г. Смоленск. Их приезд стал большим сюрпризом для боевого генерала, он и его супруга с большим радушием приняли гостей из Ингушетии. Генерал Автономов долго рассказывал о Мовлите, о том, как они дружили и воевали. «Мы были как братья» - вспоминал генерал, - «такого друга как Мовлит у меня никогда больше не было, ни до, ни после его гибели…». С горечью вспоминал генерал последний бой Мовлита, как ему пришлось хоронить друга и расставаться  с ним навсегда. Провожая своих гостей, генерал пообещал при первой же возможности приехать в Ингушетию и помочь разыскать могилу младшего лейтенанта Эсмурзиева. Автономов сдержал свое обещание, вскоре он с женой приехал в командировку в г. Поти, куда за ними прибыли неутомимые поисковики, племянники Мовлита – Якуб и Магомед, и доставили супругов через Дарьял в Назрань… Отдохнув в Насыр-Корте, генерал Автономов попросил отвезти его в летную часть в ст. Орджоникидзевскую, для уточнения места поиска захоронения по карте. Взглянув на военную карту, генерал безошибочно указал место захоронения, что и подтвердилось позже, когда группа поисковиков выехала на место – в с. Беной-юрт Надтеречного р-на. Как и указывал генерал, останки летчика покоились на окраине селения, на глубине примерно одного метра, завернутыми в защитный военный плащ, на груди героя лежало его боевое офицерское оружие.

Боевой товарищ Мовлита Эсмурзиева – генерал-майор авиации в отставке Виталий Афанасьевич Автономов, летавший с ним в 1942 г. на бомбардировщике СУ-2, оставил воспоминания об их последнем воздушном бое:  

 «Мовлит был штурманом на моем самолете. Вели мы пятерку самолетов, три СУ-2 и два P-10, прикрывали нас 12 истребителей И-16. Еще над нашей территорией, далеко от цели, нас встретило 19 истребителей противника. 11 – связали воздушным боем наших истребителей, а восьмерка начала атаковать группу бомбардировщиков, стараясь сбить ведущего группы.

Не долетая до цели, Мовлит был ранен. Пуля попала ему в правое ухо. Я спросил у него: «Мовлит, ты ранен?». Он ответил: «Нет!». Я не поверил (у меня на фонаре появились капли крови), посмотрел назад мимо бронеспинки летчика (штурман на самолете располагается в своей кабине, сзади кабины летчика) и увидел, что у него оторвано правое ухо. Мовлит вел усиленную стрельбу, отбиваясь от истребителей противника. Подлетаем к цели, Мовлит бросает стрельбу, берется за прицел и (для прицеливания и сбрасывания бомб – ведь мы ведущие группы, после нас бросают бомбы ведомые) доворачивает меня на цель (в это время летчик строго подчиняется штурману, выполняя его команды по маневрированию самолета, вплоть до сбрасывания бомб). Истребители сбивают один самолет Р-10, нас остается четыре. Подходит время для сбрасывания бомб. Мовлит открывает бомболюки и бросает бомбы, потом опять берется за пулемет, отбивается от истребителей. Теперь дело летчика. Я выполняю маневры (разворот влево на свою территорию) и ухожу от цели, ведомые следуют за нами. Истребители противника ожесточились, они не выполнили своей задачи, дали нам возможность отбомбиться по цели, на земле горят танки, колонна противника остановлена, подоспели наши сухопутные войска, противник дальше не смог продвинуться. При одной из таких атак сбивают еще один самолет. Погибают друзья Борис Калканов – летчик, Толя Храмов – штурман. Я тоже получаю ранение. Мовлит стреляет. Атака истребителей, очередь проходит через его кабину в плоскость, самолет загорелся. Запрашиваю Мовлита через переговорное устройство. Пулемет молчит и он не отвечает. Посмотрел в его кабину, он лежит недвижимый на животе,  а слева на спине красное кровяное пятно. Я понял, что Мовлит убит – погиб на боевом посту, в воздухе.

Тяжело об этом писать, а тем более видеть. Истребители не унимались, их атаки продолжались, нас осталось три самолета. Еще одна атака, загорелась вторая плоскость, самолет весь в огне, перебито управление, самолет стал не неуправляем. Делать нечего, высота 800 метров, я покидаю самолет и приземляюсь при помощи парашюта. Это было южнее реки Терек, где-то севернее Малгобека. Когда упал самолет, Мовлит был выброшен из него, но сразу к нему нельзя было подойти – рвались патроны в горящем самолете. Потом мне раненому в обе ноги пехотинцы помогли схоронить Мовлита. Сделали мы солдатскую могилу, положили туда бездыханное тело боевого друга. По возвращении в часть я все подробно доложил, донесение из штаба пошло по команде. Пуля попала в орден Красной Звезды, которым он был награжден и вышла слева сзади – прошла через сердце.

После этой печальной процедуры, меня посадили на лошадь и отвезли в медсанбат, а потом в госпиталь, кажется в Грозный. Ранение у меня было легкое, вскоре за мной прилетел самолет, и меня забрали на свой аэродром в Архонскую.

Воюя дальше, я и мои боевые товарищи мстили за своих боевых друзей и конечно за Мовлита Асламбековича.

Это был замечательный, бесстрашный и душевный человек. Это был прекрасный штурман, любящий свое дело и отдающийся ему полностью. Очень жаль, что так рано перестало биться его сердце, он мог бы еще много сделать для людей. Я очень скорбел и скорблю о нем. Память о боевом друге Мовлите Асламбевоиче жива у меня».

Позже родственники, получив разрешение на перезахоронение павшего воина, похоронили его на родовом кладбище Эсмурзиевых в Насыр-Корте. Сразу же после завершения траурных мероприятий в доме Эсмурзиевых, районными властями было организовано официальное символическое перезахоронение павшего героя. В назрановской районной газете «Путь Ленина»  от 25 марта 1982 г. вышла заметка, с описанием этого события: «На днях у «холма героев» у Экажевского перекрестка на трассе Москва-Баку было многолюдно. По сторонам дорожки, ведущей к памятнику погибшим воинам, выстроились в почетном карауле пионеры. Здесь прошло перезахоронение останков штурмана-летчика Мовлита Асланбековича Эсмурзиева, погибшего в воздушном бою в 1942 г. в небе Надтеречного района и похороненного в земле этого района.

Останки М.А. Эсмурзиева к «холму героев» доставили на бронетранспортере воины грозненского гарнизона.

…Похоронная процессия движется к памятнику. В составе ее родственники М.А. Эсмурзиева, его командир, ныне генерал-майор В.А. Автономов, руководители района, многие участники Великой Отечественной войны.

Траурный митинг открывает председатель райисполкома Х.А. Аушев. Выступают генерал-майор В.А. Автономов, Т.Х. Мальсагов, делегат XIX съезда ВЛКСМ, зам. начальника цеха завода «Электроинструмент», Б.Х. Ториев, двоюродный брат М.А. Эсмурзиева, Багаудин Эсмурзиев.

Под троекратный залп урна с останками М.А. Эсмурзиева опускается в могилу. На памятнике, установленном на холме, к именам Героя Советского Союза В.А. Половинкина и летчиков Г.Н. Павлова и В.И. Юдина добавилось имя Мовлита Асламбековича Эсмурзиева. Вечная им память».

      

Примечания:

1. ЦАМО РФ. Ф.33. Оп. 682524. Д. 511. Наградной лист на старшего сержанта М.А. Эсмурзиева от 9 февраля 1942 г. /podvig-naroda.mil.ru/.   

2. Письмо командования 288-го авиаполка на имя Эсмурзиева Т.Х. 1942 г. /Копия. Архив Ингушского государственного музея краеведения им Т.Х. Мальсагова.

3. Письма с фронта /DVD-диск. Режиссер и продюсер Р. Льянов. 2008 г. Извлечение: Эсмурзиев Мовлид Асланбекович.

4. Воспоминания А. Медова, жителя с. Насыр-Корт. Записал М. Картоев. Насыр-Корт, 2010 г. Далее реконструкция событий начала 1980-х гг. на основе воспоминаний А. Медова.

5. Письмо генерал-майора В. Автономова. 1981 г. /Архив Ингушского государственного музея краеведения им Т.Х. Мальсагова.

6. Н. Смирнов. На «Холме героев»  //Путь Ленина. Назрань, 25.03.1982. № 34 /Копия. Архив Ингушского государственного музея краеведения им. Т.Х. Мальсагова.

 

Участник Великой Отечественной войны младший лейтенант авиации Мовлит Асламбекович Эсмурзиев, кавалер ордена Красной Звезды (февраль 1942 г.) погиб в воздушном бою в небе над своей родиной – Чечено-Ингушетией, 17 сентября 1942 года... 

 

" data-image="http://ingarchive.test/images/photos/medium/" data-url="http://ingarchive.test/velikaja-otechestvennaja-voina-1941-1945/rubrika-zhivi-i-i-pomni/zhivi-i-pomni-yesmurziev-movlit-aslambek.html" data-title="Живи и помни. Эсмурзиев Мовлит Асламбекович">

Картоев Магомет Мусаевич