ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

ИНГУШИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 гг.:

19 июня 2013

 

ВОССТАНОВИТЬ ПОИМЕННО…

Слова великого русского полководца А.В. Суворова: «Война не окончена – пока не захоронен последний солдат», вдохновляют тысячи исследователей и участников поисковых отрядов по всей стране, которые, сделав эту крылатую фразу своим девизом, ведут поиски останков советских воинов и возвращают их имена для истории. Как и для тех, кто многие годы жил надеждой, что прояснится судьба близкого человека, не вернувшегося домой с фронта.

Около двух лет назад, нами, отделом научных исследований Государственной архивной службы Ингушетии, была начата работа над проектом «Ингуши – в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», в рамках которого была поставлена задача по составлению общего алфавитного списка ингушей – участников ВОВ, сбора и обобщения документальных материалов, с целью создания в будущем единой компьютерной базы данных по указанной тематике.    «ОБД Мемориал» стала для нас настоящей находкой и большим подспорьем в поисковой работе. В рамках нашего проекта, была начата выборка сведений из данных, опубликованных в «ОБД Мемориал», касающихся военнослужащих ингушской национальности, призванных из Чечено-Ингушетии и других регионов Советского Союза.  В настоящее время, по базе данных Министерства обороны, уже удалось установить около 700 имен солдат и офицеров ингушей, погибших и пропавших без вести с 1941 по 1945 годы.  Часть из этих имен (и их достаточно много) стали для нас открытием, поскольку о них не было никаких сведений ни в литературе, ни в фондах нашего Республиканского краеведческого музея, где имеется большая коллекция материалов по истории боевой славы Ингушетии. Выявленные материалы, мы начали публиковать в республиканской печати и «Архивном вестнике Республики Ингушетия», к настоящему времени нами уже опубликованы сведения на 400 военнослужащих Красной армии ингушской национальности (в алфавитном порядке).

В данной публикации  приводятся в алфавитном порядке очередные 150 персоналий участников войны, выявленных по вышеуказанной базе данн Республики Ингушетия. № 5, 6, 7) с указанием первичного источника информации (архивных шифров, книг памяти и т.д.).

Необходимо отметить, что довольно часто личные имена, наименования населенных пунктов и некоторые другие сведения в базе данных бывают искажены. Поэтому мы произвели  незначительную редакторскую правку текста, с учетом истории территориально-административного деления Ингушетии указанного периода и  правил правописания собственных имен и наименований населенных пунктов.

В квадратных скобках наши примечания и восстановленный текст, личные имена в первоначальном варианте (представленном в документе), также и другие сведения, которые нам не удалось идентифицировать. В документах встречаются сокращения, они приводятся без изменений. Список основных сокращений следующий: РВК и ГВК – районный и городской военкоматы, в/ч – военная часть, ВТ – военный трибунал, ВО – военный округ, Гв – гвардейский (-ая), А – армия, УА – ударная армия, ЗСБр – запасная стрелковая бригада, СБр – стрелковая бригада, сд – стрелковая дивизия, сп – стрелковый полк, АП – артиллерийский полк, ЛАП – легкий артиллерийский полк, кавкорпус – кавалерийский корпус, бат. – батальон, п/п – полевая почта, с/с – сельский совет, ППГ – полевой передвижной госпиталь, шталаг – стационарный лагерь военнопленных, Офлаг – лагерь для военнопленных офицеров, ИТЛ – исправительный трудовой лагерь. 

 

***

 

СПИСОК УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ:

 

Мержоев  [Мержуев] Сардула Салангиреевич. 1917 г.р. [1921] г.р. Уроженец с. Сагопши Пседахского р-на ЧИАССР. Призван Пседахским РВК. Красноармеец, наводчик [орудия] 1381 сп 96 сд. По другим данным — служил в 15 запас. СБр. Член ВЛКСМ. Попал в плен 18.09.1942 г. По другим данным — осужден на 10 лет л/с, 23.07.1943 г. /Именной список потерь личного состава 1381 сп 96 сд с 19 по 22 декабря 1942 г. ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18001. Д. 1098; Оп. 977537. Д. 33.

 

Мержоев [Миржеев] Султан Мурзабекович. 1919 [1917] г.р. Уроженец с. Сагопши ЧИАССР. Призван 10.1939 г. Пседахским РВК ЧИАССР. Служил 76 ап, Украинский фронт. Рядовой. Пропал без вести, июнь 1944 г. (по другим данным – 20.07.1942 г.). Найден: май 2005 г. Калужская область, Людиновский р-н, д. Загоричи. Захоронен на родине в Ингушетии. Отряд «Память», Калужская область /ЦАМО. Ф. 58. Оп. 977532. Д. 90; Имена из солдатских медальонов. Т.2 

 

Мержоев [Мержаев] Бисултан Терсботович. 1918 г.р. Призван Пседахским РВК. Красноармеец 949 сп 259 сд. Пропал без вести 05.09.1942 г. / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 818883. Д. 420.

 

Мержоев [Мержуев] Абдул Эсмурзиевич. 1903 г.р. Уроженец с. Сагопши ЧИАССР. Призван Безымянским РВК Куйбышевской области в 1942 г. Гв старший лейтенант 120 Гв сд, помощник начальника по заготовке 339 Гв сп. Ранен 15.10.1944 г. Эвакуирован по ранению 15.10.1944 г. в 1049 ЭГ. Жена – Петрова Евдокия Петровна (Куйбышевская область, станция Безымянская) / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 114558. Д. 432.

 

Мерешков Магомет Атабиевич. 1924 г.р. Уроженец с. Кязи ЧИАССР. Призван Уфимским РВК Уфимского р-на Башкирская АССР. Последнее место службы: 208 сд. Красноармеец. Погиб 19.07.1943 г. / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18001. Д. 307.

 

Местоев Малсаг [Майсак] Магомедович. 1920 г.р. Уроженец ЧИАССР. Рядовой. Попал в плен 24.06.1941 г. Шталаг 307, лагерный номер 41575. Погиб в плену 07.10.1941 г. / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 977524. Д. 304; Список военнопленных /Центр документации научно-исследовательского учреждения при Объединении Саксонские мемориалы в память жертвам политического террора (г. Дрезден).

 

Местоев Ахмет Хасанович. 1918 г.р. Уроженец с. Барсуки Назрановского р-на ЧИАССР. Последнее место службы: 3 Гв сд. Красноармеец. Погиб 30.07.1943 г. / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18001. Д. 708.

 

Местоев Курейш [Курейм Артем.]. 1907  г.р. Уроженец г. Орджоникидзе, ул. Вост. Ваг. Призван Орджоникидзевским ГВК. Последнее место службы: штаб 255 сд. Красноармеец. Пропал без вести 26.09.1941 г. / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 818883. Д. 498. 

 

Могушков Джабраил Эдиевич. 1923 г.р. Уроженец с. Нижняя Дигора СОАССР. Призван в 1942 г. Саратовским ГВК, г. Саратов. Ефрейтор, командир отделения. Пропал без вести в августе 1944 г. Супруга – Любарова Анна Ивановна, проживала в с. Нижняя Дигора. /ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18004. Д. 574.

 

 Могушков Халит. 1924 г.р. Уроженец с. Насыр-Корт ЧИАССР. Призван  11.02. 1944 г. Кулебакским РВК Горьковской области. Служил в в/ч 43655. Рядовой. Пропал без вести в мае 1944 г. /ЦАМО. Ф. 58. Оп. 977523. Д. 368.

Торшхоев Маис Алаудинович. 1924 г.р. Уроженец с. Долаково Ачалукского р-на ЧИАССР. Призван Армавирским РВК Ставропольского края. Последнее место службы: ВТ 108 Гв сд. Рядовой. 10 л. лс 17.11.1943 г. / ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18001. Д. 1049.

 

Магомет Джантемирович Добриев (1884-1938).США, Аляска, г. Ном, 1916 г.

«…Мед → Тытмар → Жейтмар (Зейт) → Мецхал → Алхас (Алхаст) → Алакх (Iалайг, Ольг) →Тумакх → Хьока → Эльжаркъа → Эжаркъа (Эжи) → Дебар» [2] →Джантемир →Магомет.

Свое название фамилия Добриевых (инг. Дебар-наькъан) получила от имени Дебар. Судя по тому, что в 1886 г. (по посемейным спискам с.Экажево) старшему сыну Дебара было 40 лет, а младшему – 25 [3], Дебар мог родиться в 1810-1820 гг. В середине XIX в., Дебар и его брат Хингар жили в с. Шолхи. В это время многие ингуши начали принимать ислам. Дебар тоже принял ислам, а его брат Хингар отказался принимать ислам и братья решили разъехаться. И Дебар, отделившись от брата, переселился на Сунжу, на территорию, на которой позднее возникло село Экажево.

«Дебар одно время жил в одиночестве. Как-то он прослышал об известной красавице, к которой сваталось много парней, но никто не мог добиться ее расположения. Девушка была старше Дебара, да еще хромой. Дебар решил повидать ее. С этой целью он приехал в Нясаре. Решив узнать, где проживает семья тойдевушки, Дебар зашел во двор к незнакомым людям. Во дворе он увидел старика, который неопытно зашивал седло. Дебар поздоровался с ним, и, не представляясь, взял у него инструмент и починил седло, хомут, повозку. После этого, он, представившись, расспросил старика о месте жительства красавицы. Старик, в свою очередь, расспросил его о цели его поездки. Дебар без стеснения рассказал свою историю и цель поездки. На что старик ему сказал: «Завтра после полудня до захода солнца на фургоне пришлешь ко мне двух стариков и одну девушку. Считай, что с сегодняшнего дня ты породнился с нашим родом – родом Коазой».

Старик оказался отцом той девушки, к которой решил посвататься Дебар. На следующий день Дåбар послал к старику двух стариков и девушку на фургоне. Вечером посланные привели в дом Дебара невесту. Так Дебар женился на девушке из рода Кодзоевых» [4].  Жена родила Дебару пятерых сыновей: Жончор (Джанчор), Джантемир, Жонхот (Джанхот), Джонар-Iаьла (Дженерал) и Идиг.

В «Посемейных списках с. Экажево 1886 г.» приводятся следующие данные о сыновьях Дебара. Их фамилия записана в «Списках» Эльжуркиевыми по имени прадеда. На 1 января 1886 г. Джанчору было 40 лет (1845 г.р.), Джантемиру – 38 лет (1847 г.р.), Джанхоту – 32 года (1853 г.р.), Дженералу – 28 лет (1857 г.р.), Идигу – 25 лет (1860 г.р.). У Джанчора был сын Иса 16 лет (1869 г.р.). У Джантемира было 3 сына: Хамзат (8 лет – 1877 г.р.), Ðàìзн (5 лет – 1880 г.р.), Магома-Гази (1 год – 1884 г.р.). У Джанхота был сын Али (1 год – 1884 г.р.), у Дженерала – сын Магомет (2 года – 1883 г.р.) и у Идига – сын Хасан (1 год – 1884 г.р.) [5]. Позже у Джантемира родилось еще три сына: Сулейман, Али и Мухтар [6]. Согласно посемейным спискам Джантемир владел двумя домами и четырьмя саклями, обрабатывал 9 десятин земли, имел 1 буйвола, 6 голов рогатого скота и 2 лошадей. Занимался покупкой и продажей скота [7].

Автор этих строк несколько раз, каждый раз с дополнениями, публиковал статьи о Магомете Добриеве и его потомках [8]. После очередной публикации о Магомете Добриеве, в редакцию газеты «Сердало» пришло письмо от жительницы с. Гамурзиево Богатыревой Елизаветы Израиловны. Письмо передали мне. Елизавета Богатырева рассказала в своем письме о судьбе своего отца Изралила Богатырева, который в 1939 г. был арестован и сослан в Магаданскую область. Там он прочитал случайно попавшую ему в руки книгу Т. Сёмушкина «Чукотка», из которой он узнал о Добриеве Магомете. Елизавета Богатырева пишет в своем письме: «…отец привёз эту книгу и вручил её Добриевым – братьям и сестрам Магомета. Так они узнали о нём. А до этого они ничего не знали о нём. Но известно было и то, что у Магомета Добриева была засватанная невеста из рода Костоевых. Магомет приехал на родину. Когда он сошел на станции Назрань, первым делом он спросил у первого встречного, знает ли он Костоевых, и сказал именно, о каких Костоевых он спрашивает. Также он спросил, знает ли он о девушке Костоевой, что была засватана. Тот ему ответил, что знает. Он сказал ему, что девушка долго ждала своего суженного, но, не дождавшись, вышла замуж за родного брата жениха. Это сообщение обескуражило Магомета. И он тут же сел на поезд и уехал обратно на север. Больше его не видели.

Отец рассказывал, что на Чукотке, и вообще на Дальнем Востоке, были «видны» следы Магомета. Он был очень известен в этом крае. Дело в том, что Магомет, имея очень хорошие отношения в американских деловых кругах, сумел наладить торговлю и снабжал этот край необходимыми для населения товарами. Причем хорошего качества. Так отец видел чугунные складные печи. В советское время вряд ли этот край снабжали так, как это делал в свое время Магомет Добриев» [9].

После возвращения на Чукотку Магомет Добриев обосновался в чукотском селении Яндагай, вблизи залива Святого Лаврентия. Он влюбился и женился на эскимоске Чивкэльын (по паспорту Ксения Львовна). Чивкэльын на 16 лет была младше Магомета (родилась 3 января 1900 г.). Об этой любви и дальнейшей их совместной жизни очень трогательно рассказал в повести «Эскимосочка Чивма» их сын – Базик Добриев.

 

 

 

Магомет Джантемирович Добриев (2.05.1884-30.12.1938) и Ксения Львовна Добриева (Чивкэльын Ксения Левтына) (3.01.1900-22.04.1975). Фото 1920-х гг.

 

Впервые массовому читателю о Магомете Добриеве, волею судьбы оказавшегося на Чукотке, и его семье рассказал писатель Тихон Семушкин в повести «Чукотка», изданной в Москве в 1938 г. (переиздавалась в 1960, 1967 гг.).

Из письма Базика Добриева: «Немало журналистов и писателей интересовала судьба семьи ингуша Добриева Магомета Джантемировича, упомянутого в книге Семушкина «Чукотка». Очерки и статьи были опубликованы в газете «Правда» (1970 г.) под названием «Книгу дописала жизнь», в газете «Советская Россия» (20.02.86) – «Путь к дому», в газете «Магаданская правда» (август-сентябрь 1977 г.) – «История жизни», с подзаголовком «По следам некоторых героев повести Т. Семушкина “Чукотка”», в газете «Советская Чукотка» (02.11.77) – «Берег молодости», в книге коллектива авторов «Незримый бой» (1976 г.) и др. Сам Тихон Захарович Семушкин рассказывал мне, что встреча с ингушом на Чукотке в 20-х годах для него была неожиданной и загадочной. По его мнению, Магомет Добриев был незаурядной личностью. Он органически вписался в историю самой Чукотки, культбазы Главсевморпути в заливе Святого Лаврентия. Поэтому-то, как писатель, Семушкин не мог не посвятить ему и его детям одну из глав своей книги “Чукотка”» [10].

Также Магомет Добриев был выведен под именем Магомета Гулиева в романе первого чукотского писателя Юрия Рытхэу «Конец вечной мерзлоты».

 

 

 

Слева направо: популярный ведущий передачи «Клуб кинопутешественников» Юрий Александрович Сенкевич, неизвестный, первый чукотский писатель Юрий Сергеевич Рытхэу (1930-2008) и Б.М. Добриев у скалы, где установлен пограничный столб, указывающий границу Европы и Азии. 1983 г.

 

Правда, пишет о нем писатель не совсем лестно, т.к. по канонам социалистического реализма не принято было писать что-либо хорошего о бывших коммерсантах. По-другому описывает Юрий Рытхэу образ члена первого Чукотского ревкома Якуба Мальсагова.

 

 

 

У мемориала первому ревкому Чукотки (среди скульптурной группы 6-й слева Якуб Мальсагов). Слева направо: Б.М. Добриев, Лемма Магометовна Добриева-Отке, Илес Вахидович Татаев (кинорежиссер из Грозного), Надежда Магометовна Добриева, Надежда Павловна Отке (дочь Леммы, председатель Чукотского окрисполкома, депутат Верховного Совета СССР, член Президиума ВС СССР); г. Анадырь, 1983 г.

 

В 1972 г. статья о династии Добриевых с Чукотки была напечатана в газете «Правда». Привожу ее ниже полностью: «В книге Тихона Семушкина «Чукотка», написанной в тридцатые годы и переведенной на многие языки мира, есть такие строки: «…После революции, возвращаясь с Аляски на Кавказ, Магомет Добриев застрял на Чукотке. Здесь он женился на эскимоске. Теперь у него было восемь детей из которых двое уже школьного возраста».

В поисках лучшей доли бедняк-ингуш обошел полсвета, но не нашел ее ни в Калифорнии, ни в Мексике, ни на Аляске. Старинное эскимосское село Наукан, что ютилось когда-то на скалистом берегу мыса Дежнева, на многие годы стало родным для Магомета и его семьи. Ни об одном месте на земном шаре, наверное, не говорилось столько горьких слов, сколько было сказано и написано о старой Чукотке. Вот что писала иркутская газета «Сибирь» в 1908 году: «Как Камчатка, так и Чукотский полуостров со времени их присоединения к России не только не продвинулись вперед, но постоянно идут к упадку. Население быстро вымирает, сократившись за полтораста лет с 30 тысяч до 7 тысяч. На этот факт должна обратить внимание Государственная дума, так как дальнейшая заброшенность края приведет к полному исчезновению населения…».

Вот в таком-то краю и родились дети эскимоски Чиукельин и ингуша Магомета.

Но уже занималась заря нового дня над далеким краем. Уже уехал с Чукотки на учебу в Россию первый чукча Тевлянто. Уехал с письмом Анадырского райревкома, в котором говорилось: «Податель этого письма чукча Тевлянто из Анадыря командируется для получения образования в школах Советской России, чтобы, вернувшись, по прошествии нескольких лет, к себе на родину, поделиться полученными знаниями со своими сородичами. Те, кому доведется прочесть это письмо, – к Вам глубокая просьба. Окажите Тевлянто возможное содействие, когда он будет к Вам обращаться в нужде…».

В селении Яндога, куда приехала семья Магомета Добриева, не знали о первом чукче, поехавшем учиться на «материк». Зато всем было известно, зачем увезла собачья упряжка в районный центр председателя Яндогайского национального комитета Улхвыгыргына. Срочно вызвали его в Чукотский райревком с докладом о том, сколько детей не охвачено учебой. «Неохваченными» были все сто яндогайских мальчишек и девчонок школьного возраста. И вот Чукотский районный революционный комитет постановил «возбудить настойчивое ходатайство о постройке культбазы  районе села Яндогай».

…Землю не пашут вскачь, сознание народа меняется не вдруг. Плохая пынель – плохая новость – злой поземкой ползла из селения в селение, из стойбища в стойбище: место, где «белолицые» построили свои деревянные яранги с окнами, заколдованное. Горе тому, кто отдаст своих детей на культбазу. Боялась этого и Чиукельин. Но она верила мужу: ведь Магомет сам помогал строителям и учителям найти хорошее место. Более того, когда жене стало плохо перед родами, он отвез ее не к шаману, а в больницу. И все обошлось хорошо: у нее родился прекрасный мальчик. А белолицые таньги, которых она так боялась вначале, оказались очень душевными людьми. Ей было даже немножко стыдно, что они ухаживают за ней, как за ребенком. И эскимоска так осмелела, что даже согласилась с мужем и назвала младшего сына Базой. В честь культбазы…

И еще один шаг от мрака к свету сделала семья ингуша и эскимоски Чиукельин: они отдали сына и дочь в школу-интернат – первую на Чукотке.

С тех пор прошло около сорока лет. На улице окружного центра Чукотки– Анадыря вы можете встретить седую женщину со следами татуировки на лице. Обязательно познакомьтесь с ней – ведь это Чиукельин. Не верится, что ей уже 80. Одета со вкусом, а ее расшитым бисером торбазам может позавидовать любая столичная модница. И выглядит она моложе своих лет. А когда ей это говоришь, Чиукельин лишь посмеивается:

– Радость пришла в нашу жизнь, потому и стареть мне совсем не хочется.

Когда в семью Чиукельин пришла большая беда – умер ее муж Магомет Добриев – на ее руках осталось восемь сыновей и дочерей.

– Нужно было много еды, много одежды, – вспоминает Чиукельин. – Но моим детям не пришлось идти в батраки. Семерых взяли в интернат, там их учили, одевали, кормили. А младший Базик учился в кочевой школе, где я работала поваром, уборщицей и переводчиком.

«Радость пришла в нашу жизнь…».  Когда Чиукельин произносит эти слова, она всегда вспоминает о том, как сложилась судьба ее сыновей и дочерей, ее внуков. Базик Магометович возглавляет большой экономический район Чукотки – он председатель Иультинского райисполкома, Алимбек живет в Лаврентии и в составе агитбригады ездит к оленеводам и охотникам, Абдулл работает в колхозе имени Ленина механизатором, Чапихан – по-прежнему трудится в Лаврентийской школе-интернате, Лемма и Надя живут в Анадыре…  И очень много внуков у бабушки Чиукельин. Всех она помнит, всех любит. И гордится ими. Когда-то, что там ни говори, а побаивалась она людей в белых халатах. А сейчас ее обе внучки Рая Отке и Люба Сигалева учатся в Хабаровском медицинском институте. Скоро сами станут врачами… И как тут не вспомнить письмо начальника Анадырьской округи Н.Л. Гондатти, который в 1895 году жаловался: «С первого года я хлопочу о докторе и акушерке, но хлопоты мои пока не увенчались успехом».

Заметьте, речь шла об одном докторе, об одной акушерке для огромного края!

Сейчас внучки Чиукельин после окончания института могут работать в любой из 55 больниц округа. К услугам жителей Чукотки 195 врачебно-фельдшерских и акушерских пунктов и отделений, 462 врача, 1194 работника среднего медицинского персонала. По числу врачей на тысячу жителей Чукотский национальный округ оставил позади многие высокоразвитые страны Запада. А возьмите просвещение. Давайте мысленно совершим путешествие в прошлое и вместе с автором повести «Чукотка» зайдем в один из больших классов первой школы-интерната, где только что закончила свою работу приемная комиссия. Родителям пора уезжать в стойбище.

«В зале, – вспоминает Семушкин, – стояла тишина. Вперед медленно выступил старик Тнайргин.

– Слушайте! Теперь я вам скажу, дети! – послышался его слабый голос. – Не бойтесь. Эти таньги – не волки. Может быть, они будут вас любить и вам будет хорошо… Довольно, кончил я.

В зале воцарилось глубокое молчание. Ни одной улыбки на лицах. Казалось, что всех постигло большое и неожиданное горе…».

А сегодня Чиукельин с большой гордостью рассказывает о своей внучке Наде Отке. Она закончила Магаданский пединститут, потом ее избрали секретарем Чукотского райкома КПСС, а в этом году Надя поступила учиться в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Сестра ее Наташа Отке недавно окончила Московский государственный университет имени Ломоносова, работает директором окружного краеведческого музея. Другая внучка – Тамара Конюхова учится в пединституте в Комсомольске-на-Амуре.

…Высокомеханизированные морские порты, крупные оленеводческие хозяйства, благоустроенные города и села – такова Чукотка сегодня. Каждый день несет с собой добрые вести: начался монтаж реактора первой в мире заполярной атомной станции, принята в эксплуатацию телевизионная космическая станция «Орбита», открыта новая авиалиния, вышла очередная книга местного автора…

Судьба советской Чукотки, судьба одной семьи… Они неразделимы. В них с одинаковой яркостью отразилось все то, что дала Советская власть народам нашей страны» [11].

 

***

 

В Ингушетии о Магомете и его потомках на Чукотке узнали в 70-х годах, после публикаций в газетах «Грозненский рабочий» и «Путь Ленина» статей о Добриевых, перепечатанных из газет «Правда», «Советская Россия», «Магаданская правда».

В 1977 г., узнав адрес младшего сына Магомета Добриева – Базика, Тухан Хаджимохович Мальсагов, заведующий созданного им «Музея боевой и трудовой славы» в Назрани, вместе с журналисткой Светланой Журкиной обратился к Базику Добриеву с просьбой рассказать об отце. Тогда Базик Добриев не выполнил их просьбу.

В декабре 1996 г. в Ингушский государственный музей краеведения пришло письмо из Украины от Базика Магометовича, в котором он объяснял причину, по которой отказался рассказать об отце в 1977 г.: «В те годы, я воздерживался писать подробности о своем отце, так как он начинал свою работу на Чукотке в 1918 году в качестве коммерсанта и сотрудничал с американской торговой фирмой «Хиббард-Свенсон и К°». Отец фактически состоял на службе у этой американской торговой фирмы. В 70-х годах по-прежнему действовал партийный закон иметь на руководящих должностях кадры пролетарского происхождения, а я мог быть отнесен к купеческой прослойке. Хотя это очень далеко от того, что делал мой отец» [12].

В декабре 1996 г. директором Ингушского государственного музея краеведения работал автор этих строк, и после письма Базика Добриева, у нас установилась с ним переписка. В своих письмах Базик Магометович много рассказал о своем отце, родственниках.

Добриев Магомет Джантемирович родился 2 мая 1884 года в с. Экажево. Как уже говорилось выше, в начале века попал на Аляску, оттуда – на Чукотку. Здесь женился, обзавелся семьей.

Из повести Т.Семушкина «Чукотка»: «Ингуш Магомет Добриев до революции эмигрировал в Америку. Бродил по Калифорнии, Мексике, работал на Аляске, а после революции, возвращаясь с Аляски на Кавказ, застрял на Чукотке. Здесь он женился на эскимоске. Теперь у него восемь детей, двое из которых уже школьного возраста. Отличительной особенностью Магомета было то, что сам он не знал сколько-нибудь сносно ни одного языка, даже своего родного: на ингушском не приходилось говорить лет двадцать пять, английским владел, что называется с пятого на десятое, русский знал плохо, немного разговаривал по-чукотски и по-эскимоски. Жена его, эскимоска, хорошо говорила по-чукотски и по-эскимоски. Их дети знали три языка: чукотский, эскимосский и русский.

Таня ввела этих двух «лингвистов», восьми и девяти лет, в учительскую. Мальчика звали по-ингушски – Алихан, девочку – по-американски – Мэри. Шестеро младших детей Магомета носили имена и русские, и чукотские, и эскимосские, а самый младший был назван База, от слова культбаза. Дети эскимоски Чукаль и ингуша Магомета были удивительно красивы, в особенности Мэри» [13].

Жили Добриевы в поселке Яндагай. Магомет Добриев занимался торговлей, сотрудничал с американской торговой фирмой «Хиббард-Свенсон и К°». В ведомости сбора пушного налога уполномоченным Камчатского Облналревкома (Областной народно-революционный комитет. – Авт.). А.М. Бычковым с русских и иностранных торговцев в Чукотском море за сезон 1920-1921 гг. приведен список 18 торговцев, с которых собран налог. Среди них указано имя Магомета Добриева – с него взыскали 985 руб. 40 копеек [14]. Когда в 1928 году, неподалеку в заливе Святого Лаврентия, открылась культбаза, где начала функционировать первая на Чукотке школа-интернат, семья Добриевых перебралась туда. Здесь на культбазе и родился самый младший сын – Базик.

 

 

 

Магомет Добриев беседует с Тынак – крупным стадовладельцем Мечигменской тундры.

Село Яндагай Чукотского района. 1930 г.

 

Когда до Магомета дошло известие, что 13 февраля 1934 г. в Чукотском море, раздавленный льдами, затонул пароход «Челюскиí» и 104 человека остались на льдине, он бросил все свои дела, собрал десять собачьих упряжек и отправился спасать «челюскинцев».

Из повести Б. Добриева «Эскимосочка Чивма»: «В короткие зимние дни, а дальше на север и в темные полярные дни, в пятидесятиградусный мороз и в сильную пургу, они гнали свои собачьи упряжки с нартами, груженные теплой одеждой и продуктами для терпящих бедствие челюскинцев. В марте, апреле, мае 1934 года, вместе с другими добровольцами-каюрами, он перевозил их на собачьих упряжках из Ванкарема и Уэлена на культбазу. Здесь помогал им обстроиться и летом этого же года, на пароходе «Смоленск», проводил родных на «материк». Много теплых слов благодарности ему и всем культбазовцам, тогда на прощание, высказали отъезжающие во Владивосток челюскинцы» [15].

За участие в спасении челюскинцев Магомет был награжден грамотой за подписью Сталина. Вручал грамоту знаменитый Отто Юльевич Шмидт, комиссар парохода «Челюскин».

У Магомета Добриева было восемь детей: дочь Мэри – 1919-го года рождения, сын Алихан – 1920-го, дочь Лемма (Лемка) – 1922-го, дочь Чабихан (больше ее звали ласкательно Чапик) – 1923-го, дочь Надя – 1925-го, сын Алимбек – 1927-го, сын Абдул – 1929-го, сын Базик (отец звал его БIази) – 1931-го.

 

 

 

Слева направо: Чивкэльын, на её руках Базик (род. 1931), Мэри (1919-1936), Алихан (1920-1967), Лемма (1922-1997), Чабихан (1923-2005), Надя (род. 1925), Алимбек(1927-1997), Абдул (1929-1997). Село Яндагай Чукотского района, 1931 г.

 

 

 

Слева направо: Абдул и Алимбек. 30 мая 1932 г.

 

Из письма Базика Добриева: «Как-то брат говорил мне, что есть ингушское имя Базы, а почему меня зовут Базиком, наверное, для Вас странно? Дело в том, что я родился на культбазе и начальник культбазы предложил моему отцу назвать меня Базой или Культбазой. Он согласился, сказав: «Хорошо, пусть мой сын будет Базы, а по-русски Культбаза». С тех пор, пока был маленький, меня Базиком звали и это имя записали в метриках. Пришлось и в паспîрт внести это имя. А ведь, наверное, все же отец назвал меня именем Базы?» [16]. Базик и его брат правы в том, что действительно имеется ингушское имя БIази. Таким образом, Тихон Семушкин ошибается, когда пишет, что у детей Магомета были имена различного происхождения. Шестеро из восьми детей Магомета, кроме Мэри и Нади, носили ингушские имена.

По свидетельству сына, Магомет Добриев не собирался всю жизнь оставаться на Чукотке, он мечтал вернуться на Родину. Но он решил переждать трудное время, так как до него доходили слухи о бесправии ингушей и репрессиях, развернувшихся в 30х годах. Он хотел привезти свою семью на Кавказ.

Из письма Базика Добриева: «Знакомый нашей семьи, бывший работник милиции в Чукотском районе, хорошо знавший нашего отца Магомета Добриева, немец по национальности, Павел Эдмундович Меленберг рассказывал мне, что отец наш не торопился возвращаться в Ингушетию, к себе на Родину, из-за того, что до него доходили слухи о прежнем бесправии и бедной жизни ингушского народа в 20-30-е годы. Женившись на эскимоске и заимев большую семью (8 детей), он отвергал предложения оставить семью на Чукотке, а самому уехать на Кавказ. Я считаю, что любовь к жене (какой бы национальности она ни была) и к детям, высокая духовная ответственность перед семьей и преданность Корану, не позволяли моему отцу – ингушу поступиться своими моральными принципами, убеждениями и национальными обычаями. При жизни он соблюдал все требования ислама, молился на оленьем коврике, постился, организовывал дома с семьей ингушские праздники, обучил мальчиков и девочек танцевать лезгинку. Даже некоторые игры кавказские мы знали. Ну, например, крутить волчок из рога яка, а у нас он делался из дуба. Отец вел регулярные записи в домашней семейной книге о днях рождения детей, об особо важных событиях в семейной жизни. К сожалению, эта книга (дневник) не сохранилась. Куда-то затеряли мои старшие сестры. Помню, у нас дома был американский граммофон с большой трубой, и вместе с пластинками на английском и русском языках была пластинка с кавказской музыкой, с танцевалными мелодиями и, в частности, с лезгинкой, под которую мы (дети) с отцом плясали в праздники. Наша семья имела две собачьи упряжки. Отец наш славился на Чукотке как лучший каюр – погонщик и в шутку его называли “Джигит на собачьей упржке”» [17].

Магомет Добриев не успел привезти свою семью на родину, в Ингушетию. Репрессии 1937-1938 гг. докатились и до Чукотки. Когда началась охота на «врагов народа», чекисты вспомнили, что в 1918 г. Магомет сотрудничал с американской компанией, являлся торговым агентом. Его арестовали, допрашивали, избивали, требовали, чтобы он признался в связях с американской разведкой, показал, где у него спрятаны золото и доллары, которых на самом деле у Магомета не было. После избиений в тюрьме Магомет тяжело заболел и в декабре 1938 года умер от инсульта и инфаркта.

Не будь Чукотка так далека от Москвы, не поздоровилось бы и писателю Тихону Семушкину, издавшему в том же 1938 году повесть «Чукотка», в которой было сказано так много добрых слов о «враге народа» Добриеве Магомете и его семье.

Из письма Базика Добриева: «Подбираю материал для рассказа о группе кавказцев (в основном ингушей), которые были в Америке и вернулись через Аляску в Россию – на Чукотку, Камчатку и там застряли. Некоторые погибли в период революционных событий, некоторые пропали без вести, а некоторые умерли от разных болезней. Большинство из них преследовалось советской властью за то, что они побывали в Америке. Никому не было пощады! Даже тем, кто, рискуя своей жизнью, помогал ревкомам, Советам завоевать власть и укрепить свое руководство. Какая же была несправедливость! Иногда думаешь: лучше бы они остались в Америке – там могли бы найти свое человеческое счастье. Видимо, Родина (Кавказ, Ингушетия), куда они возвращались (хотели вернуться), для них была превыше всего. Находясь на чужбине, они сильнее ощущали чувство любви к Родине, преданность своему народу, неотторжимость от своей культуры и обычаев» [18].  Рассказ или, точнее, очерк о скитаниях группы ингушей по Америке и Чукотке Базик Магометович написал и опубликовал в Ингушетии [19].

После смерти мужа, Чивкэльын, чтобы как-то прокормить детей, некоторое время работала в кочевой школе. Скоро она получила письмо от родственников мужа с Ингушетии, которые звали ее с детьми приехать к себе в с. Экажево. В 1939 г. Чивкэльын вместе с младшими детьми уехала в Назрань. С ней поехало пятеро ее детей – Чапик, Надя, Алимбек, Абдул и Базик. Мэри к этому времени уже не было в живых, Лемма была замужем, а Алихан остался работать в Лаврентии.

Из письма Базика Добриева: «Да, в 1939 г. мы приезжали из Чукотки в Назрань, где жив был еще брат отца – Али Добриев. Жена его Саламат, по разным сплетням, была когда-то невестой Магомета, а когда он без вести пропал в Америке и Чукотке, Али женился на ней. Откровенно говоря, Ксения (Чивкэльын) и Саламат недолюбливали друг друга, когда встретились и некоторое время жили в домах на одном дворе.

Старший сын Али – Бексултан работал председателем Назрановского райисполкома, младший сын – Або учился в школе в 7-м классе. Дочери Али – Тамара и Фатима к нашему приезду уже не учились в школе, а были взрослыми. Тамара вышла замуж за Ибрагимова Сулеймана, а Фатима в военные годы умерла, не выйдя ни за кого замуж».

Эскимоска Чивкэльын не могла перенести кавказскую жару. Рассказывают, что ее сажали в бочку и обливали холодной водой. И как рассказывает Базик Добриев в автобиографичной повести «Эскимосочка Чивма», «одним из главных неудобств для нее лично были татуировки на лице. Всюду на «материке» люди обращали внимание на этот необычный эскимосский племенной знак и надоедали с вопросами».

Через два года, перед самой войной, Чивкэльын вернулась на Чукотку.

Из письма Базика Добриева: «В 1941 году, в мае месяце, мать, забрав с собой Надю, Алимбека и Базика, уехала на Чукотку. Чапик осталась в Назране у Али, хотела продолжить учебу, а Абдулу оставили у себя бездетные родственники Тачиевы Азы (Iази) и Товзе» [20].

Через два месяца в июле 1941 г. Добриевы добрались до Чукотки. В пути их застала весть о начале войны.

Из письма Базика Добриева: «Мы оказались вдали от войны, но и вдали от сестры Чапик и брата Абдулы, которые остались у родственников на Кавказе, в Назрани. Мать наша сильно переживала, да и мы тоже, но мама не находила себе места, плакала вместе с нашими сестрами. Конечно же мы не пережили того, что пережили наши родственники в Ингушетии, а вместе с ними родные наши Чапик и Абдул. Их в 1944 году вместе с родственниками увезли в Казахстан. Они вместе с ингушским народом испытали ужасы и страдания во время выселения из родных домов, с родной земли. Словом, хлебнули горя во время зловещей депортации… Сестра и брат рассказывали, что избивали и расстреливали даже тех, кто находился в мечетях, и не хотел покидать свою Родину… Рассказывали, что многие старики и старушки умирали в пути из Назрани в Кокчетав (Казахстан), их кое-как хоронили, закапывали на чужой земле во время небольших остановок… Ехали в грязных, вонючих скотских вагонах, плотно закрытых! У многих не было воды и еды, одежды теплой и постелей» [21].

С большим трудом Чивкэльын смогла добиться, чтобы ее детей Чабихан и Абдулу привезли из Казахстана на Чукотку. Тогда они и поведали родственникам о том, что они видели и переживали во время депортации ингушей.

 

 

 

Чивкэльын с правнучкой Светой (дочь Надежды Павловны Отке). 1970 г.

 

Чивкэльын умерла в 1975 г. на 76 году жизни, оставив более 80 потомков.

Судьба детей Магомета Добриева сложилась по-разному. Старшая дочь Мэри в 1934 г. уехала в Ленинград и поступила в Институт народов Севера при Университете им. Герцена. В 1936 году, в возрасте 17 лет, умерла в Ленинграде во время эпидемии какой-то болезни.

Алихан также учился в Ленинграде в Институте народов Севера, окончил его в 1939 году и вернулся на Чукотку. Работал учителем в школе, наборщиком и корректором в районной газете «Советский Уэлен». В последние годы своей жизни работал переводчиком и каюром в погранкомендатуре в с. Лаврентия. Был в числе переводчиков Конституции СССР на чукотский язык. Умер 1 сентября 1967 г.

 

 

Мэри Добриева (справа) прощается с подругой Соней Вол при сборах выезда на учебу в Ленинград. Соня Вол дочь норвежца Бена Вола, который волей судьбы, женившись на чукчанке, остался жить на Чукотке, в с. Энурмино («Сердце-камень»). Фото 1934 г.

 

Его сын Василий Алиханович живет в с. Лаврентия. Дочь Елизавета Алихановна, знаток эскимосской культуры, является сотрудников государственного историко-краеведческого музея в с. Лаврентия.

 

 

 

Василий Алиханович Добриев с супругой и сыном

 

Лемма вышла замуж за Отке (1913-1955 гг.). Отке был председателем Чукотского окружного исполкома, депутатом Верховного Совета СССР в 1946-1954 гг. Отке «работал в лавке торговца Джексона. Учился в Уэленской школе и одновременно работал там уборщиком. Был среди первых пионеров Чукотки. Плавал на шхуне механиком и радистом. Работал переводчиком и учил неграмотных. Был директором Чукотского райторга… С1946 по 1955 годы – председатель Чукотского окрисполкома и депутат Верховного Совета СССР. Орден Ленина получил в 1950 году» [22].

У них было 5 дочерей – Раиса, Надежда, Валентина, Наталья и Екатерина. Все дочери получили высшее образование. У чукчей не бывало ни фамилии, ни отчества, а только имя. Имя отца – Отке стало для дочерей фамилией, а для отчества выбрали имя друга отца – Павел. Лемма Магометовна в возрасте 75 лет умерла в апреле 1997 г.

 

 

 

Лемма Магометовна Добриева с мужем  Павлом Отке. Фото 1950-х гг.

 

Семье Отке посвящен очерк Ю. Скоробогатого «Улица Отке», который включен в книгу «Земля настоящих людей» [23].

Сегодня центральная улица г. Анадырь – столицы Чукотки – носит имя Отке.

 

 

 

Улица Отке – центральная улица г. Анадырь

 

Старшая дочь Леммы и Отке Раиса – заслуженный врач РФ, много лет возглавляет отделение функциональной диагностики Чукотской окружной больницы.

Вторая дочь – Надежда – продолжила дело отца и восемь лет была председателем Чукотского окрисполкома и депутатом Верховного Совета СССР.

 

 

 

Надежда Павловна Отке, председатель Чукотского окрисполкома,

член президиума Верховного Совеа СССР. 1980 г.

 

Из письма Базика Добриева: «… внучка его (Магомета) Надежда Павловна Отке в 1980-е годы избиралась председателем Чукотского окрисполкома (губернатором Чукотки), а затем – депутатом Верховного совета СССР и членом Президиума ВС СССР. Получив два высших образования и ученую степень кандидата исторических наук. Она много сделала для развития экономики и культуры Чукотского автономного округа, достойно продолжив дело своего отца – Отке (председателя Чукотского окрисполкома и тоже депутата Верховного Совета СССР в 1946-1954 гг.). Надя наша преумножила добрую славу своего дедушки Магомета и многочисленного рода Добриевых. В конце 80-х – начале 90-х годов она добилась гостевых, а затем и деловых поездок эскимосов и бизнесменов Чукотки и Аляски друг к дргу. По приглашению Аляскинского губернатора штатов Стивена Коупера Надежда побывала на Аляске и повидала места, где в начале ХХ века искал для себя счастливой доли ее дедушка со своими земляками из Ингушетии (Якубом Мальсаговым, Сандро Мальсаговым, Бексултаном Гатиевым, Мурзабеком Гатиевым и другими, о которых я еще напишу в рассказе «Пожелтевшая фотография»)» [24].

Третья дочь – Валентина – уважаемый работник Пенсионного фонда РФ поЧукотскому АО.

 

 

 

Валентина Павлона Отке, сотрудник УПФР по г. Анадырь

 

Четвертая дочь Леммы – Наталья Отке – окончила МГУ им. М.В. Ломоносова, заслуженный работник культуры РФ, в течение 31 года возглавляла Чукотский окружной краеведческий музей. Дочь Натальи – Анна Отке работает главным специалистом Управления по делам коренных малочисленных народов аппарата губернатора и правительства Чукотского АО.

Пятая дочь Леммы – Екатерина Отке – работает старшим научным сотрудником музейного центра “Наследие Чукотки”. В личном архиве автора данной статьи имеется брошюра «Записки Чукотского окружного литературного музея», составителем которой является Е.П. Отке, и в которой опубликованы две ее статьи: «О рукописном архиве Вольфсона Александра Григорьевича» и «Несекретное личное дело первого эскимосского летчика Ю. Анко» [25].

Чабихан, по воспоминаниям брата – Базика, была любимицей отца. По мужу он носила фамилию Конюхова. Жила она в с.Лаврентия Чукотского района Чукотского автономного округа.

 

 

 

Чабихан Магометовна Добриева-Конюхова

 

У Чабихан было пять дочерей. Старшая – Таня уже взрослой умерла от болезни. Остальные дочери имеют свои семьи. уж, бывший фронтовик, умер в 1976 г. Чабихан умерла в возрасте 82 лет летом 2005 года. Надежда не меняла фамилию своего отца – Добриева. Работала продавцом, кассиром, зав. кассами госбанка в Анадыре. У нее два взрослых сына – Анатолий и Александр. Муж Степан Иванович Ратников был судьей, умер в 1961 г.

Из письма Базика Добрива: «О Наде говорили: «Наша Надюша всегда при деньгах». Такая она и сейчас» [26].

 

 

 

Надежда Магометовна Добриева. Магадан, 1975 г.

 

Сейчас Надежда Добриева живет в Хабаровске, имеет внуков и правнуков.

Алимбек Магомедович работал милиционером. Милицейскую службу начал в с.Лаврентия в 1945 году. Награжден орденом Красной Звезды. После 20-летней службы, в звании капитана вышел на пенсию. Алимбек, будучи пенсионером, вместе с сыном Владимиром и дочерями Натальей и Анной, участвовал в художественной самодеятельности.

 

 

 

Алимбек Магометович Добриев. 1940 г.

 

Алимбек умер в возрасте 70 лет в мае 1997 г.

В 1998 г. в руки автора случайно попала вырезка из газеты «Известия» от 7 апреля 1985 г. с фотографией девушек из Чукотского самодеятельного танцевального ансамбля «Белый парус».

 

Крайняя слева Анна Алимбековна Добриева. Чукотка, с. Лаврентия.

(фото из газеты «Известия», 7 апреля 1985 г.)

 

Под фотографией была надпись: «Почти два десятка различных клубов по интересам, кружков и коллективов художественной самодеятельности действуют при Чукотском районном Доме культпросветработы в селе Лаврентия. Большой популярностью у односельчан пользуется танцевальный ансамбль «Белый парус». На снимке: перед выходом на сцену солистки «Белого паруса» А. Добриева, И. Глухих и В. Леонова» [27].

Базик Магометович в своем писме к автору написал об этой фотографии: «». [28].

 

 

 

Ансамбль «Белый парус».

Во втором ряду слева направо: 2-я – Наталья Алимбековна Добриева, 3-я Анна Алимбековна Добриева. Во втором ряду в центре основатель ансамбля Маргарита Сергеевна Глухих

 

 

 

1 ряд сидят (слева направо) Зоя Сергеевна Иванова, Маргарита Сергеевна Глухих, Нина Сергеевна Энмынкау, Людмила Сергеевна Кузнецова, Алексей Кузнецов 2 ряд (слева направо):Василий Алиханович Добриев,Ирина Нифантовна Мещерякова, Айвана, Наталья Алимбековная Добриева(Кудрявцева),Константин Базикович Добриев

 

 

 

Абдул Магометович Добриев.1958 г.

 

Абдул умер 22 января 1997 г. и похоронен в пос. Краснофлотском под городом Ейском Краснодарского края.

 

 

 

Базик Магометович Добриев в день 75-летия. 15 марта 2006 г.

 

Самый младший сын Магомета Добриева – Базик родился 15 марта 1931 года. Работал с 13 лет радистом на полярной станции Главного Управления Северного морского пути при СНК СССР в с. Уэлен, на теплоходе “Чукотка”, в Чукотскойрайонной конторе связи в селе Лаврентия и на радиометеоцентре Главного Управления Северного морского пути в бухте Провидения.

 

 

 

13-летний Базик Добриев – радист полярной станции в с. Уэлен. Август 1944 г.

 

В 1955 г. окончил культпросветшколу в Биробиджане. В 1955-1956 гг. работал зав. клубом в колхозе и художественным руководителем Чукотского окружного дома культуры.

В июле 1957 г. Б.М. Добриев стал участником VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в г. Москве. Позже, в своих воспоминаниях, о своем участии в фестивале Базик Магометович писал: «На Чкотке шло большое строительство. Из яранг переселялись в дома с печным отоплением и электрическим освещением. Более просторные и типовые здания строились для магазинов, школ, больниц, ясли-садов, клубов и Домов культуры. Переустройство быта местного коренного населения, повышение грамотности облегчали приобщение его к более передовой культуре и к общечеловеческим ценностям мировой цивилизации.

Попасть на VI Всемирный фестиваль было очнь заманчиво и почётно. Судя по предыдущим пяти фестивалям, это – грандиозное международное массовое молодёжное мероприятие. Я не мог и мечтать о том, что буду включен в делегацию Магаданской области, направляемую на Всесоюзный, а затем и на Всемирный фестиваль. Деегация состояла из 50-ти человек. Жюри и оргкомитет областного фестиваля свой выбор остановили на национальном молодёжном ансамбле чукотских и эскимосских песен и танцев из числа студентов учебных заведений города Анадыря, в основном из студентов педучилища. Возглавлял делегацию первый секретарь Магаданского обкома ВЛКСМ Александр Дмитриевич Богданов, впоследствии ставший первым секретарем обкома КПСС, ныне пенсионер, живущий в городе Москве.

Почему все же я был удостоен чести быть включённым в состав ансамбля в качестве администратора и самодеятельного артиста? При отборе кандидатур для направления на Всесоюзный и Всемирный фестивали, оргкомитет учёл моё непосредственное участие в художественной самодеятельности, работу в качестве художественного руководителя Чукотского окружного Дома культуры и заведующего колхозным клубом в селе Тавайвааме. Имея диплом Хабаровской краевой культпросветшколы организатора и методиста клубной работы, я постоянно оказывал помощь Анадырским педагогическому и медицинскому училищам, школам торговых работников и колхозных кадров в организации работы кружков художественной самодеятельности, в подготовке и проведении молодёжных студенческих вечеров отдыха. В 1956 году, рекомендовав меня на должность заведующего новым колхозным клубом, Чукотский окружком комсомола с согласия правления колхоза, сделал его базовым учреждением культуры для проведения культурно-массовой работы с молодёжью окружного центра и села Тавайваама. Нередко организатором и инициатором молодёжных тематических вечеров таких, как «Не проходите мимо», «Мы за мир», литературно-музыкальных викторин, праздников песен, являлась второй секретарь Чукотского окружкома комсомола Анна Дмитриевна Нутэтэгрынэ, впоследствии депутат Верховного Совета СССР, член Президиума Верховного Совета СССР, много лет проработавшая председателем Чукотского окрисполкома. Помнится, её неутомимый характер, энергичность и зажигательный задор завораживали комсомольцев и молодёжь окружного центра, поднимали её активность и сплочённость во всех полезных и интересных делах. Так полюбился колхозный клуб молодым анадырцам, что даже трёхкилометровое расстояние до него не было помехой для посещения молодёжных вечеров, кинофильмов и танцев. Иногда и в пургу, в зимние морозные вечера, по снежным сугробам шли на клубный огонёк девушки в туфлях на высоких каблуках и в капроновых чулках. Тяга молодёжи к культуре, к познанию прекрасного в жизни, к интересным встречам со сверстниками, к самоутверждению помогала преодолевать трудности, невзгоды и даже суровость чукотского климата.

В 1955-1957 годах в студенческих коллективах анадырских учебных заведений мы создали национальные группы художественной самодеяельности и примерно за полгода до Всемирного фестиваля сформировался чукотско-эскимосский молодёжный ансамбль песен и танцев. Вместе с методистами Магаданского областного Дома народного творчестваЛарисой Ефремовной Тимашевой и Валентином Валентиновичем Португаловым мы стали готовить этот молодёжный ансамбль для выступления на областном и Всесоюзном фестивалях. В качестве консультантов мы пригласили народных певцов и танцоров, сочинителей многих песен и танцев Нутэтеина, Умку, их жён – Рахтынаун и Эмун Помощь этих талантов из народа придала нам уверенность, обогатила наш репертуар, усилила национальную выразительность и динамику исполнения анцев, стала решающим для успеха в дальнейших выступлениях молодёжного ансамбля. На областном фестивале в Магадане он получил высокую оценку и был утверждён для участия во Всесоюзном конкурсе самодеятельных молодёжных ансамблей народных песен и танцев. В первой половине июля 1957 года на Всесоюзном конкурсе среди молодёжных ансамблей народных песен и танцев мы заняли второе место, были удостоены серебряной медаи Всесоюзного фестиваля, получили право участвовать и выступать на VI Всемирном фестивале. Нас оставили в Москве, разместили в студенческом общежитии Московского энергетического института.

…Выступления нашего ансамбля состоялись на открытых концертных площадках ВДНХ, в зелёном парке «Сокольники», на площади им. Маяковского, в колонном зале Дома союзов, в концертном зале им. Чайковского и многих других концертных площадках парков, стадионов и театров. Чаще мы выступали в составе концертной программы или театрализованного представления молодых коллективов художественной самодеятельности России» [29].

 

 

 

Б.М. Добриев: «Здесь мне 26 лет, 1-й секретарь РК ВЛКСМ. Эта фотография снята в г. Москве, в июле 1957 года во время моего участия в VI Всемирном фестивале молодежи и студентов. На костюме: серебряный значок победителя конкурса ансамблей на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов 1957 г. и значок участника фестиваля». Фотография опубликована в чукотской газете «Мургин нутэнут» от 26 сентября 1992.

 

В молодости Базик Магометович серьезно увлекался поэзией. Его стихи на чукотском и русском языках выходили на страницах чукотских газет, в журнале «На клубной сцене», в альманахе «На Севере Дальнем», в сборниках молодых авторов Чукотки «Поем о Чукотке» (Магадан, 1959), «Мытыгрэпыркын Чукоткагты» (Магадан, 1959), «Вэтгавыркын Эйгыск’кын» (Магадан, 1965), «Озябший меридиан-2» (Магадан, 1966), «Эйгыск’кыкин гымнин грэп» (Магадан, 1976) [30].

В 1957-1986 гг. работал на комсомольской, партийной, советской ответственной работе в ряде районов Чукотки. В 1967 г. Б.М. Добриев окончил заочную Высшую партийную школу при ЦК КПСС.

С 1969 г. работал председателем Иультинского и Провиденского райисполкомов Чукотки. В течение 20 лет подряд избирался депутатом окружного Совета народных депутатов Чукотского АО. Имеет ряд правительственных наград. Работая председателем двух райисполкомов Чукотки, Б.М. Добриев часто выезжал на стойбища, участвовал во всех торжественных мероприятиях, встречался с оленеводами, военными, со многими государственными и общественными деятели.

 

 

Б.М. Добриев в командировке в тундре

 

 

 

Б.М. Добриев с корреспондентов областной газеты у оленеводов

 

 

 

Б.М. Добриев в гостях у моряков. 1984 г.

 

 

Кормежка белого медведя

 

 

 

Перекочевка оленеводов

 

 

 

Охотник-любитель Б.М. Добриев с удачным трофеем в районе отела оленей

 

Базик Магометович был женат дважды. Первая жена Нина умерла молодой. От нее остался сын Константин. Вторая жена — Ольга Прокопьевна родила ему сына Алексея.

В 1986 г. Базик Магометович ушел на пенсию и вместе с Ольгой Прокопьевной переехал на Украину. В настоящее время живет в г.Марганец Днепопетровской области.

 

 

 

Базик Магометович Добриев с супругой – Ольгой Прокопьевной. Январь, 1976 г.

 

Оба сына Базика Магомедовича живут на Чукотке, имеют семьи. Старший сын Константин Добриев – профессиональный художник. В 2007 г. наII международной специализированной выставке-ярмарке «Северная цивилизация 2007», которая прошла во всероссийском выставочном центре Москвы, Константин Базикович стал обладателем золотой медали выставки.

 

 

 

Константин Базикович Добриев с сыном Антоном. 30 октября 1986 г.

Младший – Алексей – зоотехник, работает учителем в Амгуэмской средней школе

Иультинского района Чукотки.

 

 

 

Алексей Базикович Добриев с женой Мариной, дочерью Леной и сыном Егором

 

Под влиянием старшего брата Алексей также увлекся художественным творчеством. В газете «Магаданская правда» о творчестве братьев Добриевых была опубликована небольшая заметка, в которой было сказано: «Алексей Добриев – один многочисленного рода Добриевых. Он внук ингуша Магомета и эскимоски Ксении Добриевых. Окончил Ольский техникум, работал зоотехником в совхозе «Полярник» Иультинского района. но по болезни должен был расстаться с тундрой. Сейчас – в строительной бригаде в поселке.

Но основное призвание, похоже, нашел он в совсем иной области – в прикладном творчестве. Увлек его брат Костя, окончивший во Владивостоке оформительское отделение училища, он рисует, занимается резьбой по дереву и кости.

И вот минувшим летом, когда пришла пора заготовки пантов, братьев определили на сушилку. А в свободное время председатель совета арендаторов (цех оленеводства тогда только-только перешел на такую форму работы) В. Самсоненко предложил им поработать над сувенирами всерьез.

 

 

 

Алексей Добриев. Снимок опубликован в газете «Магаданская правда», 12 декабря 1990 г.

 

Работы Добриевых восприняли с воодушевлением, не скупились на похвалу. Но арендному коллективу, выходящему на мировой рынок, этого мало. Панты – ценный товар, но он, согласитесь, нужен и нашим согражданам. Другое дело – сувениры.

Словом, для этого снимка последних, самых лучших работ братьев Добриевых в Амгуэме не оказалось: их увез директор теперь уже арендго предприятия в Швецию. Чтобы оценить, что почем. И кто знает, может сувенирами Алексей и Константин заработают не меньше, чем работая в тундре.

И знаете, что более всего нравится художникам в этом деле? А то, что нет никаких «спущенных сверху» планов, не нужно ничьих «вышестоящих» разрешений. Был бы спрос. А он есть. И это – главное» [31].

У Базика Добриева имеются родственники в Ингушетии.

Из письма Базика Добриева: «У нашего дедушки Джантемира было две жены. От одной матери с нашим отцом были братья Рамзан, Магомет (отец Базика, – Н.К.), Али, Якуб. А от другой матери помню только Сулеймана, который жил в с. Экажево до отправки в 1944 г. в Казахстан, где он и умер. Али умер сразу же по возвращении из Казахстана в Назрань а вскоре умер и его старший сын Бексултан, который до войны был председателем райисполкома Назрановского района. Айшет – жена Бексултана, возможно жива еще» [32].

В 1994 г. Базиком Магомедовичем была закончена повесть «Эскимосочка Чивма», посвященная своим родителем. Отец – Магомет Добриев выведен в повести под именем Зелимхана Томбиева, мать – Чивкэльын (Ксения Львовна) выведена под именем Чивма (Серафима Львовна). Повесть автобиографична. В ней описаны воспоминания маленького Базика (в повести – Лаврик). Повесть имеет и этнографическую ценность – в ней описаны традиции и обычаи чукчей и эскимосов.

В газете «Ингушетия» за 30 апреля 1997 г. был опубликован рассказ Базика «Сокровище эскимоса Амая», рассказывающий об одном небольшом происшествии на Чукотке во время войны.

Большой интерес вызвал не только у простых читателей, но и у историков Ингушетии очерк Базика Магометовича «Через Америку на Чукотку», опубликованный в газете «Сердало» от 11 декабря 1997 г. и в журнале «Литературная Ингушетия» (2002, № 1), в котором рассказывается о судьбе ингушей, в том числе и своего отца, уехавших в начале века на Аляску на заработки, и оказавшихся при возвращении на Родину на Чукотке.

Базик Добриев продолжает писать и присылать свои произведения на Родину. 1-го апреля 1999 в газете «Сердало» был опубликован небольшой рассказ Б. Добриева «Как я распрощался с портретом Сталина». Также в нескольких номерах газеты «Ингушский Парнас», (2000 г., №№2-5) были опубликован отрывки из повести «Эскимосочка Чивма»начале 2007 г. в жизни Базика Магометовича произошло знаменатеьное событие – в издательстве «Сердало» (г.Магас) вышла долгожданная кига «Эскимосочка Чивма» (оъем 12 а.л., тир. 2000 экз.).

 

 

 

Добриев Б.М. Эскимосочка Чивма. Магас, 2006.

 

В книгу вошли все произведения Базика Добриева, публиковавшиеся в Ингушетии: повесть «Эскимосочка Чивма», очерк «Через Америку на Чукотку» и рассказы «Сокровище эскимоса Амая» и «Как я распрощался с портретом Сталина».

15 марта 2011 г. Базику Магометовичу Добриеву исполнилось 80 лет. В последнее время, посе перенесенного инсульта, Базик Магометович болеет, но продолжает работать.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

Добриев Б. Эскимосочка Чивма. Магас, 2007. С. 167-176.

Добриев А. Генеалогия фамилии Добриевых из рода Картоевых // Вестник научного общества учащихся гимназии № 1 г. Назрань. Вып. 9. Назрань, 2006. С.3-4.

Посемейные списки населенных пунктов Владикавказского округа Терской области 1886 года. (Сост. Т.Х. Муталиев). Т.1. Налчик, 2009. С. 183-184.

Добриев А. Указ. соч. С.4-5.

Посемейные списки населенных пунктов Владикавказского округа Терской области 1886 года. С. 183-184.

Добриев А. Указ. соч. С 5.

Посемейные списки населенных пунктов Владикавказского округа Терской области 1886 года. С. 184.

Кодзоев Н.Д. Династия Добриевых с Чукотки // Газ. «Ингушетия», 1998, 4 сентября; Кодзоев Н.Д. Династия Добриевых с Чукотки // Вестник научного общества учащихся школы-гимназии г. Назрань. Вып. 2. Материалы научной конференции. Назрань, 2000; Кодзоев Н.Д. Династия Добриевых с Чукотки // Журн. «Литературная Ингушетия», 2003, №3; Кодзоев Н.Д. Предисловие // Добриев Б. Эскимосочка Чивма. Магас, 2007.

Письмо Е. Богатыревой от // Личный архив автора.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Красногор Г., Христофоров В. Династия Добриевых // Газ. «Правда» за 11 декабря 1972 г.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Семушкин Т.З. Чукотка. М., «Молодая гвардия», 1960. С.55.

Борьба за власть Советов на Чукотке (1919-1923 гг.). Сборник документов и материалов. Магадан, 1967. С. 126.

ДобриевБ.М.Указ. соч. С.59-60.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Письмо Б.М. Добриева от // Личнй архив автора.

«Сердало», 1997, 11 декабря; «Литературная Ингушетия», 2002, № 1; Эскимосочка Чивма. Магас, 2007.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Омрувье И. Малая Родина – гордость моя // «Крайний Север», № 48 (1497).

Скоробогатый Ю. Улица Отке // Земля настоящих людей. Магадан, 1983.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Записки Чукотского окружного литературного музея. Вып. 1. Анадырь, 1996-1997.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

Газ. «Известия» от 7 апреля 1985 г.

Письмо Б.М. Добриева от 2 июля 1998 г. // Личный архив автора.

Добриев Б. Чукотско-эскимосский молодежный ансамбль песни и танца на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в г. Москве в 1957 г. // Записки Чукотского окружного литературного музея. Вып. 1. Анадырь, 1996-1997. С. 16-18, 21.

К’ынур э’рагаляльыт // «Мургин нутэнут» от 26 сентября 1992 г.

Скоробогатов Ю. О свободе творчества // «Магаданская правда» от 12 декабря 1990 г.

Письмо Б.М. Добриева от // Личный архив автора.

 

                                                                                                             Тамбиев М.Я., Аушев М. Х.-М.

 

Картоев Магомет Мусаевич