ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Первая мировая война

7 ноября 2016

                                                                              «Любое начало имеет свой конец» - восточная мудрость.

«Война – есть продолжение политики иными средствами».

Карл фон Клаузевиц,

прусский военный теоретик, генерал.

/«О войне». ч.1. Берлин, 1832/

  

НАЧАЛО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914-1918 ГГ.

 Первая мировая война явилась результатом обострения многоуровневых противоречий между ведущими европейскими странами, неравномерности, скачкообразности развития нового экономического строя – капитализма. Наибо­лее острые противоречия существовали между Велико­британией — одной из старейших европейских держав и экономически усилившейся Германией, интересы кото­рых сталкивались во многих районах земного шара, осо­бенно в Африке, Азии, на Ближнем Востоке.

Их сопер­ничество превращалось в ожесточенную борьбу за господство на мировом рынке, за захват чужих террито­рий (колоний), за экономическое доминирование над другими странами.

В ходе разгоравшейся войны Германия ставила своей целью разгромить вооружен­ные силы Англии, лишить ее колониального и морского первенства, подчинить своему влиянию Балканские страны, создать на Ближнем Востоке полуколониаль­ную империю.

Англия, в свою очередь, намеревалась не допустить утверждения военной и экономической гегемонии Германии на Балканском полу­острове и Ближнем Востоке, уничтожить ее вооружен­ные силы, расширить свои колониальные владения. Кроме того, она рассчитывала захватив Месопота­мию, утвердить свое господство в Палестине и Египте.

Острые противоречия существовали также между Гер­манией и Францией. Франция стремилась вернуть утраченные в ходе франко-прусской войны 1870-1871 гг. про­винции Эльзас и Лотарингию, а также отнять у Германии Саарский угольный бассейн, сохранить и расширить свои колониальные владения в Азии, Африке и в Полинезии.

Интересы Германии и России сталкивались главным образом на Ближнем Востоке и Балканах. Кайзеровская Германия стремилась отторгнуть от России Украину, Польшу и Прибалтику.

Противоречия суще­ствовали и между Россией и Австро-Венгрией из-за желания обеих сторон установить свое господство на Балканах. Россия издревле жаждала захватить турецкие проливы Босфор и Дарданеллы и установить над ними абсолютный контроль, а также западно-украинские и польские земли, находившиеся под властью австрийских Габс­бургов.

Острые противоречия между европейскими держа­вами оказали существенное влияние на расстановку политических сил на международной арене и образование противостоящих друг другу крупных военно-политических союзов. В Европе еще в конце XIX в. — начале XX в. обра­зовались два крупнейших блока: Тройственный союз, в который входили Германия, Австро-Венгрия и Ита­лия; и Антанта в составе Англии, Франции и России.

В возникновении Первой мировой войны были повинны правящие круги всех стран, но инициатива в ее развязывании принадлежала безусловно Германии. Не последнюю роль в возникновении Первой мировой войны сыграло стремление вышеперечисленных европейских правительств ослабить в своих странах нараставшую классовую борьбу пролетариата и национально-освободительное движение в колониях, отвлечь войной рабочий класс и крестьянство от борьбы за свое социальное освобождение, обезглавить его авангард путем репрессивных мер военного времени.

Правительства обеих враждебных группировок тща­тельно скрывали от своих народов подлинные цели вой­ны, вуалируя их ложными мыслями об «оборонительном характере военных приготовлений», а затем и ведения самой войны. Различные буржуазные и мелкобуржуазные партии всех стран поддерживали свои правительства и, играя на патриотических чувствах народных масс, выступили с лозунгом «защиты отечества» от внешних врагов.

Первая мировая война продолжалась свыше четырех лет (с 1 августа 1914 г. по 1 ноября 1918 г.). В ней участвовали 38 государств, на ее полях сражались свыше 70 млн. человек, из которых 10 млн. человек было убито и 20 млн. искалечено. Непосредственным поводом к войне послужило убийство членами сербской конспира­тивной организации «Молодая Босния» 28 июня 1914 г. в г. Сараеве наследника австро-венгерского пре­стола эрцгерцога Франца Фердинанда.

Подстрекаемая Германией, Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо невыполнимый ультиматум и 28 июля объявила ей войну. В связи с открытием Австро-Венгрией военных действий в Рос­сии 31 июля началась всеобщая мобилизация. В ответ германское правительство предупредило Россию, что если в течение 12 часов мобилизация не будет прекраще­на, то в Германии также будет объявлена мобилизация. Вооруженные силы Германии к этому времени были уже полностью подготовлены к войне. Царское прави­тельство не ответило на германский ультиматум. 1 августа Германия объявила войну России, 3 августа — Франции и Бельгии, 4 августа Великобритания объявила войну Германии.

Началась война… По характеру решаемых задач и достигну­тым военно-политическим результатам события первой мировой войны можно разделить на пять кампаний, каждая из них включала в себя несколько операций.

20 августа германские войска заняли Брюссель и полу­чили возможность беспрепятственно продвигаться к гра­ницам Франции. Навстречу им были выдвинуты три французские и одна британская армии. 21-25 августа в пограничном сражении германские армии отбросили англо-французские войска, вторглись в Северную Фран­цию.

Французское командование, сформировав из резервов две новые армии, приняло решение на переход в кон­трнаступление. Сражение на Марне началось 5 сентя­бря. В нем участвовали 6 англо-французских и 5 герман­ских армий (около 2 млн. человек). Немцы потерпели поражение. С 16 сентября развернулись встречные бои, получившие название «Бег к морю» (они закончились тогда, когда фронт достиг морского побережья).

В октя­бре и ноябре кровопролитные сражения во Фландрии истощили и уравновесили силы сторон. От швейцарской границы до Северного моря протянулась линия сплош­ного фронта. Война на Западе приняла позиционный характер. Таким образом, расчет Германии на разгром и вывод Франции из войны провалился.

Русское командование, уступая настойчивым требова­ниям французского правительства, решило еще до окон­чания мобилизации и сосредоточения своих армий пе­рейти к активным действиям. Цель операции заключа­лась в разгроме 8-й немецкой армии и овладении Восточ­ной Пруссией. 4 августа 1-я русская армия под командо­ванием генерала Ренненкампфа П.К. перешла государ­ственную границу и вступила на территорию Восточной Пруссии.

В ходе ожесточенных боев немецкие войска начали отходить на Запад. Вскоре границу Восточной Пруссии перешла и 2-я русская армия генерала Самсонова А.В. Германский штаб уже решил отвести войска за Вислу, но, воспользовавшись отсутствием взаимодей­ствия между 1-й и 2-й армиями, ошибками русского вер­ховного командования, германские войска сумели нане­сти тяжелое поражение вначале 2-й армии, а затем отб­росить и 1-ю армию на ее исходные позиции.

Несмотря на провал операции, вторжение русской армии в Восточную Пруссию имело важные результаты. Оно вынудило немцев перебросить из Франции на рус­ский фронт два армейских корпуса и одну кавалерийс­кую дивизию, что серьезно ослабило их ударную группи­ровку на Западе и явилось одной из причин ее пораже­ния в битве на Марне.

В то же время своими действиями в Восточной Пруссии русские армии сковали немецкие войска и удержали их от содействия союзным австро-венгерским войскам. Это дало возможность русским нанести крупное поражение Австро-Венгрии на Галицийском направлении. В ходе операции была создана угроза вторжения в Венгрию и Силезию; значительно подорвана военная мощь Австро-Венгрии. Гер­мания вновь была вынуждена снять часть сил с Запад­ного фронта и перебросить их на Восточный фронт.

В итоге кампании 1914 года ни одна из сторон не доби­лась своих целей. Рухнули планы ведения кратковремен­ной войны и ее выигрыша ценой одного генерального сражения. На Западном фронте период маневренной войны окончился. Началась позиционная, окопная вой­на. 23 августа 1914 г. войну Германии объявила Япония, в октябре на стороне германского блока в войну всту­пила Турция. Образовались новые фронты в Закав­казье, Месопотамии, Сирии и Дарданеллах.

В кампании 1915 года центр тяжести военных действий переместился на русский Восточный фронт. На Западном фронте планировалась оборона. Операции на русском фронте начались в январе и продолжались с неболь­шими перерывами до глубокой осени. Летом германское командование осуществило прорыв русского фронта под Горлицей. Вскоре оно развернуло наступление в При­балтике, и русские войска были вынуждены оставить Галицию, Польшу, часть Латвии и Белоруссии.

Однако русское командование, перейдя к стратегической оборо­не, сумело вывести свои армии из-под ударов против­ника и приостановить его продвижение. Обескровлен­ные и истощенные австро-германские и русские армии в октябре перешли к обороне по всему фронту. Германия оказалась перед необходимостью продолжать длитель­ную войну на два фронта. Основную тяжесть борьбы вынесла Россия, что обеспечило Франции и Англии передышку для мобилизации экономики на нужды вой­ны.

Лишь осенью англо-французское командование про­вело наступательную операцию в Артуа и Шампани, которая существенно не изменила обстановку. Весной 1915 г. германское командование впервые в мировой военной истории применило на Западном фронте, под Ипром химическое оружие – хлор – в результате чего было отравлено 15 тыс. человек. После этого отравляющие хлорные газы стали применять обе воюющие стороны.

В 1915 году в Первую мировую войну вступили ряд нейтральных стран. Летом в войну на стороне Антанты вступила Италия; в октябре к австро-германскому блоку присоединилась царская Болгария. Широкомасштабная Дарданельская десантная операция англо-французского флота преследовала своей целью захват проливов Дарданеллы и Босфор, прорыв к Константинополю и вывод Турции из войны. Она закончилась неудачей, и союзники в конце 1915 г. прекратили боевые действия и эвакуировали войска в Грецию.

В кампании 1916 года немцы вновь перенесли главные усилия на Запад. Для своего основного удара они избрали узкий участок фронта в районе Вердена, так как прорыв здесь создавал угрозу всему северному крылу армий союзников. Боевые действия под Верде­ном начались 21 февраля и продолжались до декабря. Эта операция, получившая название «Верденской мясорубки», свелась к изнурительным и кровопролитным боям, где обе стороны потеряли около 1 млн. человек.

Безуспешными оказались и наступательные действия англо-французских войск на реке Сомме, начавшиеся 1 июля и продолжавшиеся до ноября. Англо-француз­ские войска, потеряв около 800 тыс. человек, так и не смогли прорвать оборону немцев.

Большое значение в кампании 1916 года имели операции на Восточном фронте. В марте русские войска по просьбе союзников провели наступательную операцию у озера Нарочь, существенно повлиявшую на ход боевых действий во Франции. Она не только сковала около 500 тыс. германских войск на Восточном фронте, но и вынудила германское командование на некоторое время прекратить атаки на Верден и перебросить часть резер­вов на Восточный фронт.

В связи с тяжелым пораже­нием в мае итальянской армии в Трентино русское Вер­ховное командование начало наступление 22 мая 1916 года, на две недели ранее намеченного срока. В ходе широкомасштабных боевых действий на Юго-Западном фронте русским войскам под командованием генерала Брусилова А.А. удалось осуществить прорыв сильной позиционной обороны австро-герман­ских войск на глубину 80-120 км. Эта стратегическая наступательная операция изначально называвшаяся Луцким прорывом позже, впервые в военной истории России, будет названа Брусиловским прорывом - в честь талантливого русского полководца Первой мировой войны ее разработавшего и осуществившего. Наступательная операция продолжалась до сентября 1916 года.

В результате этой блестящей военной операции германские и австро-венгерские войска понесли большие потери — около 1,5 млн. человек убитыми, ранеными и пленными. Австро-германское командова­ние было вынуждено перебросить на русский фронт крупные силы, что облегчило положение союзных армий на других фронтах. Русское наступление спасло от разгрома итальянскую армию, облегчило положение французов под Верденом, ускорило выступление Румы­нии на стороне Антанты.

Успехи русских войск были обес­печен применением генералом Брусиловым А.А. новой формы прорыва фронта путем одновременных ударов на нескольких участках. В результате противник лишился возможности определить направление глав­ного удара. Наряду с битвой на Сомме наступление на Юго-Западном фронте положило начало перелому в ходе Первой мировой войны. Стратегическая инициа­тива полностью перешла в руки Антанты.

31 мая — 1 июня у полуострова Ютландия в Северном море произошло самое крупное морское сражение во всей Первой мировой войне. Англичане потеряли в нем 14 кораблей, около 6800 человек убитыми, ранеными и пленными; немцы потеряли 11 кораблей, около 3100 человек убитыми и ранеными.

В 1916 году германо-австрийский блок вновь понеся огромные потери, утратил стратегическую инициативу.

Непрерывные кровопро­литные сражения истощали людские и материальные ресурсы всех воюющих сторон. Резко ухудшилось положение самих народов. Тяготы и лишения войны, осознание ими ее антинародного характера выз­вали глубокое недовольство народных масс в воюющих странах. Постепенно зарождались и росли революционные настроения в тылу и на фронте. Особенно бурный подъем революционного дви­жения наблюдался в России…

Военные действия в 1917 году протекали в условиях значительного роста революционного движения во всех воюющих странах, усиления антивоенных настроений в тылу и на фронте. Война в значительной мере ослабила экономику противоборствующих группировок.

В 1917 году перевес блока Антанты стал еще более значительным после вступления в войну на ее стороне США. Состояние армий германской коалиции было таково, что они не могли предпринять активных действий ни на Западе, ни на Востоке. Германское командование решило в 1917 году перейти к стратегической обороне на всех сухопутных фронтах и сосредоточило главное внимание на ведении неограниченной подводной войны на просторах Мирового океана, надеясь таким путем нарушить экономическую жизнь Англии и вывести ее из войны. Но, несмотря на определенные успехи, подводная война не дала желаемого результата. Военное командо­вание Антанты перешло к согласованным ударам на Западном и Восточном фронтах, чтобы нанести оконча­тельное поражение Германии и Австро-Венгрии.

Однако наступление англо-французских войск, пред­принятое в апреле, вновь провалилось. 27 февраля (12 марта) в России произошла буржуазно-демократическая револю­ция, получившая в российской историографии наименование «Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года». Результатом ее явилось отречение императора Николая II от престола в пользу младшего брата Великого князя Михаила Александровича. Но и Великий князь также отказался от престола, с оговоркой, что если созванное Учредительное собрание России решит сохранить монархию, то он вступит на российский престол. Пришедшее к власти Временное правительство, взяв курс на продолжение войны и организовало, при поддержке эсеров и меньшевиков, большое наступление русских армий. Наступление началось 16 июня на Юго-Западном фронте в общем направлении на Львов, но после некото­рого тактического успеха из-за отсутствия надежных резервов, усилившегося сопротивления противника остановилось. 21 августа 1917 года немцы заняли Ригу.

Бездействие союзников на Западном фронте позволило германскому командованию быстро перебросить войска на Восточный фронт, создать там мощную группировку и 6 июля перейти в контрнасту­пление. Русские части, не выдержав натиска, начали отступать. Безуспешно завершились наступательные операции русских армий и на Северном, Западном и Румынском фронтах. Общая численность потерь на всех фронтах превысила 150 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Вскоре, искусственно созданный наступательный порыв сол­датских масс сменился осознанием бессмысленности наступления, нежеланием продолжать захватническую войну, воевать за чуждые им интересы.

В октябре 1917 года в Петрограде произошел государственный переворот устроенный большевиками во главе с Лениным (Ульянов) В. Позже, в советской историографии он получит наименование «Октябрьской социалистической революции». После октябрьского государственного переворота Россия факти­чески вышла из войны. 2 декабря 1917 года в г.Брест-Литовске между новым большевистским правительством России во главе с Лениным В. И представителями Германии было подписано соглашение о перемирии, а позднее начались переговоры о мире. Тяжелое положение Рос­сии, стремление большевиков добиться мирной передышки вынудили новое Пра­вительство подписать Брестский мир в марте 1918 года.

Итогом грабительского Брестского мира явилось то, что Германия оккупировала Польшу, Прибал­тику, часть Белоруссии. Русские войска должны были покинуть Украину, Финляндию, а также округа Ардагана, Карса и Батума, которые передавались Турции, Всего Россия потеряла около 1 млн. км2. (!). 

Россия была обязана также уплатить Германии огромную контрибуцию в размере 6 млрд. марок. С выходом из войны России перед Германией остался один фронт — Западный. Вес­ной и летом 1918 года германские войска провели там несколько наступательных операций. Но в этих боях Германия уже полностью истощила свои силы.

Осенью 1918 года армии Антанты, используя свое пре­восходство в живой силе и технике (в марте 1918 г. на Западный фронт стали прибывать войска США), перешли в наступление и вынудили немецкие войска начать общий отход с территории Франции. В начале октября положение Германии стало безнадежным. Союзники Германии — Болгария, Турция, Австро-Венгрия — осенью 1918 года заключили перемирие с державами Ан­танты.

Поражения на фронтах, экономическая разруха ускорили назревание политического и экономического кризиса в самой Герма­нии. Во многих городах и воинских частях начались волнения. 9 ноября 1918 года революционно настроенные рабочие и солдаты свергли монархию; император Виль­гельм II бежал из страны.

 ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914-1918 ГГ. И ЕЕ ИТОГИ.

 11 ноября 1918 года в одиннадцать часов по Гринвичу Германия капитулировала. На стан­ции Ретонд, в Компьенском лесу (Франция) германская делегация подписала перемирие. Германия признала себя побежденной, прекратила военные действия, обяза­лась вывести свои войска с захваченных территорий, передавала странам-победительницам большое количе­ство вооружения, разоружила свою армию. В итоге, Германия потеряла очень много…

Страны Антанты объявили об окончании Первой мировой войны орудийным салютом.

Война, продолжавшаяся четыре года, три месяца и десять дней, как и следовало ожидать после провала шлиффеновского блицкрига в битве на Марне, закончилась победой Антанты над странами Центрального блока.

Несопоставимость потенциала противоборствующих блоков после крушения «плана Шлиффена» в августе 1914 года уже не могла быть выправлена никакой военно-экономической организацией, столь блестяще проявленной Германией. Историк Михалев С.Н. отмечает, что: «Экономический фактор — истощение сил блока Центральноевропейских держав, предопределенное их геополитическим положением, наряду с вводом в войну огромных резервов Антанты — ресурсов колониальных владений Великобритании и Франции и военно-экономического потенциала США — в конечном счете, решил исход войны».

Оконча­тельно статьи Версальского мирного договора с Герма­нией и ее союзниками были выработаны на Парижской мирной конференции в 1919-1920 гг. По условиям Версальского мирного договора, Германия возвращала Франции Эльзас — Лота­рингию в границах 1870 года. В собственность Франции переходили угольные копи Саарского угольного бассейна, а сама Саарская область передавалась на 15-летний срок под управление Лиги Наций, после чего предусматривалось проведение плебисцита (референдум) для окончательного решения о Сааре. Войсками Антанты на 15 лет оккупировался левый берег Рейна, а 50-километровая зона к востоку от Рейна полностью демилитаризировалась.

К Бельгии отходили округа Эйпе и Мальмеди; к Да­нии — районы Шлезвиг-Гольштейна, к Чехослова­кии — Гульчинский район, на юге Верхней Силезиии; к Польше — ряд районов Померании, Познань, части Западной и Восточной Пруссии. Германская территория была разделена польским коридором. Германский город Данциг с областью переходил под управление Лиги Наций, кото­рая должна была превратить его в вольный город. Гер­мания потеряла в целом 1/8 часть территорий и 1/12 часть населения. Все ее колонии были ликвидированы и поделены между странами, принимавшими участие в войне с Германией. Версальский мирный договор предусматривал выплату Германией в течение 30 лет репараций. К 1 мая 1921 года Германия обязана была выплатить союзникам 20 млрд. марок золотом, товара­ми, ценными бумагами и др.

На Германию налагались большие ограничения в военной области: отменялась всеобщая воинская повинность; армия, состоявшая из добровольцев, не должна была превышать 100 тыс. человек, включая и офицерский корпус в 4 тыс. чело­век. Ограничения налагались на все виды вооружений.

Однако для России война фактически завершилась на год раньше. Приход к власти партии большевиков в конце октября 1917 года знаменовал собой выход Российской империи (провозглашенной, впрочем, в начале сентября буржуазно-демократической республикой) из войны. Установившееся на Восточном фронте перемирие означало, что Россия, раздираемая изнутри революционным хаосом на клочки, приступила к сосредоточению на внутренних проблемах, а именно на гражданской войне 1918-1924 годов.

Официально Россия вышла из войны после заключения 3 марта 1918 года Брест-Литовского мирного договора советской России со странами Четверного союза. На практике же русская армия стала демобилизоваться сразу после большевистского переворота и перехода Ставки под контроль нового Верховного Главнокомандующего.

Боевые действия на Восточном фронте прекратились, и лишь в феврале 1918 года последовала кратковременная вспышка локальных боев на псковском направлении, ставшая последней каплей для подписания мира советским правительством. Утрата русскими огромных территорий и оккупация австро-германцами Прибалтики, Украины, Белоруссии, Донской области и части Кавказа продолжались недолго. После поражения во Франции летом-осенью 1918 года и разгрома на Балканах в странах Центрального блока произошли революции.

Германская и Австро-Венгерская монархии пали, а новые правительства были вынуждены капитулировать. После этого на той территории бывшей Российской империи, что находилась под австро-германской оккупацией, также была распространена советская красная смута. Советская Россия немедленно разорвала условия «похабного Брестского мира».

Итогами войны стали значительное территориальное сокращение Германии (плюс потеря всех колоний), окончательный и давно ожидаемый распад Австро-Венгрии на ряд независимых государств, оккупация большей части Турции войсками победителей, окончательная утрата Болгарией выхода в Средиземноморье. Репарации с побежденных, уничтожение вооруженных сил стран Четверного блока послужили для торжества Запада и его союзников по Первой мировой войне, в числе которых уже не было России — Российской империи. Той самой России, что, по всем объективным критериям должна была оказаться в стане победителей, а волей судьбы оказалась среди побежденных.

Интересно, что Европа, на протяжении нескольких десятилетий готовясь к Большой войне, отчаянно не желала ее. Даже после сараевского выстрела Гаврилы Принципа, ставшего поводом к развязыванию агрессии, мало кто верил в то, что война уже стоит на пороге. Все были уверены, что дипломаты так или иначе разрешат возникший между Сербией и Австро-Венгрией конфликт. Великий князь Александр Михайлович, двоюродный дядя императора Николая II, отмечал в своих воспоминаниях об июле 1914 года: «Ни один из сотни миллионов европейцев того времени не желал войны. Коллективно — все они были способны линчевать того, кто осмелился бы в эти ответственные дни проповедовать умеренность… Все были правы. Никто не хотел признавать себя виновным. Нельзя было найти ни одного нормального человека в странах, расположенных между Бискайским заливом и Великим океаном». В завершение своих мыслей великий князь дает совершенно точную и отчаянно справедливую оценку произошедшего: «Мне довелось быть свидетелем самоубийства целого материка…».

Тотальная война всегда подразумевает войну на уничтожение. А когда такой войной охвачен целый материк, причем материк, стоящий во главе прогресса Человеческой цивилизации, то ожесточенность боевых действий становится еще более понятной. На этой почве активно и стремительно произрастают различные внечеловеческие «теории», оправдывающие собственную разрушительную энергию. «Недочеловеки», «варвары», «боши», «жидомасоны», «лягушатники» и тому подобные термины призваны, оправдывая себя, представить неприятеля если еще и не человеком, то как минимум человеком недостойным такого наименования. Во главе «теоретических обоснований» своих действий стоят агрессоры, а уже по ходу войны к ним «подтягиваются» те, кто все-таки старался уклониться от конфликта.

Неудивительно поэтому, что нечеловеческое язычество, густо замешанное на кровавых массовых жертвоприношениях в концлагерях, в конечном счете расцвело именно в Германии, в период правления нацистской партии — концентрированного сгустка ненависти к добру и гуманности. В Первой мировой войне ненависть только ещё проходила свою «обкатку», разрушая все без исключения международные договорен, изначально призванные не допустить саморазрушения цивилизации. Девятнадцатое столетие содрогнулось бы от практики своего детища — «короткого двадцатого века». Анализируя это историк Миллер А. пишет: «Макросистема континентальных империй в течение длительного времени была внутренне стабильна, потому что, несмотря на частые войны между соседними империями все они придерживались определенных конвенциональных ограничений в своем соперничестве. В общем, они не стремились разрушить друг друга… Окончательный демонтаж системы конвенциональных ограничений в отношениях между континентальными империями занял несколько десятилетий и со всей силой проявился именно в ходе мировой войны».

Понятно, что победоносная война была выгодна для всех и каждого. В то же время, сознавая свою ответственность, правительства великих держав Европы все-таки опасались развязать Большую войну, сознавая, что такая война надолго расколет Европу, и здесь военные партии оказались как нельзя кстати. Не военными готовилась война, но когда она оказалась нависшей над горизонтами Европы реальностью, именно генералы побоялись опоздать с началом военных действий и проиграть. Так как именно германская военщина более прочих зависела от жестких графиков «плана Шлиффена», то она и поспешила ударить по своим противникам.

Собственные же выгоды, даже минимальные, видели все. Немцы — установление своего владычества в Европе. Англичане — сохранение мировой торговой гегемонии. Французы — реванш за 1870 год с той уверенностью, что он больше не повторится. Русские и австрийцы — победу в соперничестве на Балканах наряду со сложнейшими внутренними проблемами в каждой из этих держав. Италия — укрепление своих позиций в Средиземном море наряду с окончанием объединения Италии присоединением австрийского порта Триест.

Какова же роль России в этой войне, в которой она, изначально находясь в стане заведомого победителя, преждевременно вышла из войны, после чего оказалась в лагере проигравших? Невзирая на преждевременный выход из войны и свое отсутствие в стане победителей, Российская империя сделала громаднейший вклад в достижение победы Антантой. Достаточно сказать, что Россия одна сковывала до половины всех вооруженных сил неприятельского блока; что именно русское самопожертвование спасло в 1914 году Францию, и помогло союзникам укрепиться в 1915 году.

Даже после капитуляции 1918 года на востоке осталось до полутора миллионов австро-германских штыков, оккупировавших западную часть России: их также не хватило Гинденбургу в решающем наступлении весны 1918 года на Западе. Как замечательно отметил российский историк Керсновский А.А.: «Русский меч лежал грозной тяжестью на весах войны, хоть им и владели руки слабые и неискусные. Он сокрушил бы неприятельскую коалицию, найдись в России полководец. Россия одна схватилась с половиной сил Центральных держав; Франция, Англия, Италия и Соединенные Штаты — державы, во много раз сильнейшие техникой, поделили между собой другую половину».

Однако союзники не пожелали оценить русский вклад в общую победу по достоинству. С одной стороны, преждевременный выход России из войны позволил западным державам вычеркнуть нашу страну из рядов победителей даже на официальном уровне. При этом забылось все — то самое широко пропагандировавшееся в наиболее трудное для англо-французов время «братство по оружию». «Братство» — не для политики. Историк Степанов А.И. отмечает, что «Русская революция оказалась как нельзя кстати для держав Запада: можно было не выполнять свои обязательства перед русским, которые были заключены в наиболее тяжелое время войны». Он же подводя итог, отмечает: «В конечном итоге, вооруженные силы России в 1914-1917 годах сыграли роли роль «парового катка» для срыва планов молниеносной войны и перемалывания значительной части совокупной военной мощи центральных держав. Русскую армию использовали в качестве того пресловутого мавра, который, сделав свое дело, должен был уйти в историческое небытие».

С другой стороны, Запад достиг обеих целей войны: и Германия и Россия выбыли из ряда великих держав. Более того: Германия была закреплена на уровне второстепенной страны Парижским мирным договором, а в отношении объятой пламенем Гражданской войны России союзники поспешили приступить к широкомасштабной интервенции. Обе великие державы были исключены из равноправных международных отношений, лишившись статуса независимых игроков не только на мировой, но даже и европейской геополитической «шахматной доске». При этом, нимало не стесняясь, англо-французы, а также американцы и японцы в своих секретных консультациях «делили» своего вчерашнего союзника на зоны влияния, подлежавшие оккупации и колониальной практике территориальной эксплуатации: тем самым Россия ставилась даже ниже побежденных стран Четверного блока. Об этом факте не следует забывать.

Мировая война для российской монархии завершилась крушением монархического строя, преждевременным выходом из войны, сверхкровавой Смутой как итогом двух русских революции 1917 года и установлением тоталитарной советской власти в России после кровопролитнейшей Гражданской войны. Наверное, не будет лишним сказать, что после октябрьского переворота 1917 года, в течение более чем четырех лет, друг с другом боролись две революции. Если во Франции конца восемнадцатого века в смертельной схватке сошлись роялисты и республиканцы, то в России начала века двадцатого — с обеих сторон в Гражданской войне сражались республиканцы. Только одни из них боролись за Республику с конституционной монархией, а другие — за Республику советов.

История сделала очередной непредсказуемый виток. Монархическая идея так и не была поднята на щит ни одной сколько-нибудь значительной силой в России, бесспорно, подавляющая часть монархистов находилась в стане Белого движения. Как говорит исследователь Волков С.В., в годы Гражданской войны «в офицерской среде отмечались, прежде всего, монархические устремления, причем к монархическому течению мыкали лучшие представители кадрового офицерства, наиболее подготовленные для строевой работы».

Военное поражение Российской империи стало логическим итогом того ведения войны, что продемонстрировали и император, и Временное правительство. Могло быть по-иному, не будь революции? Могло. Поэтому мы и не говорим, что поражение было закономерным, но лишь — логически и объективно вытекающим из практики ведения войны в 1914-1917 годах.

Те же русские эмигранты — участники Великой войны 1914-1918 гг. считали, что Россия фактически потерпела поражение в войне, хотя, как писал Н. Головин, «без решительной победы ее врагов над Российской Армией на театре войны». Но то же можно сказать и в отношении Германии, а между тем поражение Германии в Первой мировой войне не подвергается сомнению. Обобщая исследовательский опыт эмигрантов, исследователь А. Савинкин считает, что «в Первой мировой войне Россия понесла сильнейшее внутреннее поражение.

Война закончилась не победой, сопряженной с могуществом и народным одушевлением, а настоящей бедой-катастрофой: разложением армии и флота, двумя революциями, кровавой Гражданской войной, опустошительным социалистическим экспериментом, очередной серией бессмысленных и неподготовленных войн, утратой и растратой завещанного от предков богатейшего наследия, территорий, людских ресурсов. Цена за нежелание «довоевать» и неумение побеждать оказалась слишком высокой».

В определяющем отношении преждевременный выход Российской империи из мировой борьбы был обусловлен позицией, занятой основной массой населения страны (85 %), — крестьянством, составлявшим львиную долю вооруженных сил и дававшим обороне рабочие руки в промышленности, а также и продовольствие. В чем чина того, что русское крестьянство, в отличие от наций Европы, так и не восприняло Первую мировую войну как «свою», необходимо-насущную и требовавшуюся для улучшения жизни государства и народа?

В отношении субъективной психологии в современной историографии (Вронский О.Г.) существует точка зрения о том, что Первая мировая война стала роковой для Российской империи вследствие своего «окраинного» характера, удаленности театра боевых действий от великорусских губерний. Русский крестьянин, не смогший осознать целей неожиданного союза с Западом и необходимости противоборства с Германией сознательно, как гражданин и патриот своего отечества, защищать Польшу и Литву, пусть даже и входивших в состав Российской империи».

Действительно, современная война, национальная война XX столетия, с одной стороны, потребовала вовлечение в тяжелейшее противостояние всех сил нации, а с другой — своей «затянутостью» и расплывчатостью целей вызвала крайнюю неустойчивость в поведении широких народных масс, и в первую голову солдатских масс. Ограниченность крестьянского кругозора рамками сельской общины, его вековая оторванность от внешнего мира и неинформированность в области государственной политики (в других странах большинство граждан читали ежедневные газеты) подразумевали тот факт, что враг должен обязательно напасть на родной очаг. И вот тогда-то агрессор получит решительный и жестокий отпор. Искать врага вдали от родного дома, в тысячах километров от своей деревни, на взгляд крестьян, было бессмысленно.

Поэтому хорошо дрались кадровики и молодые новобранцы, жаждавшие видеть жизнь. И поэтому плохими считались второочередные ополченские дивизии, особенно те из них, что возглавлялись невыдающимися командирами, а таких было большинство: к 1917 году из шести миллионов людей, прошедших к началу войны военную службу, в строю осталось немногим более миллиона; и из этих большая часть — мужчины за тридцать лет. Так что корень вопроса лежал не столько в военной подготовке солдата, сколько в его политическом обучении. В этой связи исследователь Поршнева О.С. отмечает, что: «В России в силу запаздывания социальной трансформации общества в условиях модернизации, сохранения замкнутых в рамках локальных сообществ, сословно неполноправных крестьянских масс, буржуазная нация складывалась медленно, что определило более низкий, чем в развитых капиталистических странах, уровень национальной консолидации и национального самосознания народа».

Государственная власть Российской империи не смогла к началу мирового противоборства обеспечить такую консолидацию нации вокруг престола. В военное же время масса негативных проявлений российской действительности была еще более усугублена. Между тем элита страны ясно сознавала, что отставание от Запада в двадцатом веке будет равнозначно потере суверенитета. Это явление стало отчетливо проявляться уже после Первой русской революции 1905-1907 годов.

Начатые правительством Столыпина П.А. внутренние реформы государства, ставшие логическим продолжением осторожного реформирования предшествующего времени, «подтягивали» активы Российской империи к уровню великих держав Европы, которые в этот момент активно готовились к Большой европейской войне. Ради этого русской верховной власти в очередной раз пришлось пожертвовать самобытностью страны и переводить ее развитие на капиталистический путь, причем в его чрезмерно форсированном варианте.

Таким образом, перед последним царским правительством стояла задача одновременного «скачка» в экономическом развитии и сдерживании военной угрозы со стороны Запада, который если не прямо, так опосредованно втягивал Россию в Большую войну. Если Германия и Австро-Венгрия открыто рассматривали Российскую империю как вероятного противника, то Франция и Великобритания отчетливо сознавали, что без России разгром Антантой Центрального блока невозможен. Поэтому участие нашей страны в Первой мировой войне было практически неизбежным: избежать военного конфликта было возможно лишь ценой утраты престижа страны, вероятной политической изоляцией, потерей всех союзников, утратой своих позиций на международной арене.

Война подвергла испытанию на прочность не только всю российскую государственную систему, но и весь ее политический и социально-экономический строй. В тех наисложнейших условиях монархия оказалась трагически одинока: либеральная буржуазия могла поддержать ее только при условии передела власти; крестьянские массы жаждали лишь одного — земли. Никто не задумывался о том, что наше Отечество дошло до той кризисной черты, за которой стоит только тезис «победа или смерть!».

В свою очередь не отличавшаяся гибкостью Верховная государственная власть не собиралась идти на уступки в пользу буржуазии и крестьянства. Такая позиция последнего императора Николая II Романова и его окружения могла иметь успех исключительно при условии обеспечения победы в Большой войне: победы достаточно быстрой, умелой и решительной. Власти не только не смогли обеспечить такой победы, но даже, напротив, усугубили тяготы военного времени в сознании и жизнедеятельности всей нации. Поэтому в этом смысле совершенно прав историк Шацилло К.Ф., показавший, что «непосредственным виновником поражения России в Первой мировой войне является третьеиюньский политический режим, оказавшийся неспособным адекватно ответить на вызовы современной эпохи, предвидеть последствия своих имперских амбициозных планов».

Пустопорожнее и провоцирующее агрессоров бряцание оружием, влияние «военной партии», обман самого себя в смысле подготовки страны к Большой европейской войне — все это было свойственно режиму последнего русского императора. Действительно, буржуазия не проявила должного патриотизма в годы войны (одно дело — словесные декларации, и совсем иное — упорная работа на оборону, принесение капиталов «на алтарь отечества», отказ от политической борьбы на время военных действий), и объективно даже сделала все от нее зависящее, чтобы проиграть войну. Но и верховная монархическая власть оказалась столь закоснелой и затупившейся, что не нашла сил пойти на компромисс с общественностью, не смогла достойно вести войну.

После 1918 года в Европе осталась масса монархий — те же Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Югославия, Румыния, Болгария, Лихтенштейн, Монако, Люксембург; нейтральные Испания, Швеция и Норвегия. Опять-таки проигравшая Германия была довольно развитой парламентской монархией, так что говорить о крахе одних лишь самодержавств не совсем верно.

После Первой мировой войны пали лишь те монархии, что потерпели поражение, причем именно военное поражение, признанное их нациями. В определенном смысле на военное поражение самым непосредственным образом влияла и форма правления. Здесь можно выделить несколько аспектов.

Дело в том, что в Германии, России и Австро-Венгрии милитаризация политической власти достигла своего максимума. Главы государств, фактически являвшиеся и Главнокомандующими своими вооруженными силами (монархический принцип неизбежно подразумевает такой оборот, невзирая на наличие чисто юридических фигур вроде великого князя Николая Николаевича в России или эрцгерцога Фридриха в Австро-Венгрии), сосредоточили в своих руках всю военную и гражданскую власть. Бельгия, Сербия и Румыния явились народами-изгнанниками, и только участие в войне на стороне сильнейшего блока спасло их политический строй от краха.

«Тотальная» мировая война — не для традиционных европейских монархий. Разделение властей, а, следовательно и ответственности, в конституционных государствах (фактически конституционных, а не просто связанных наличием писаной конституции) не вело к подрыву престижа самой власти как таковой, которая в монархических странах была сконцентрирована и олицетворена в личности монарха.

Возможно, что, как и в XIX столетии, ситуацию мог выправить союз монархических государств между собой, тем более необходимый, что этот же самый вариант предусматривался и логикой геополитических законов. Но этого не произошло. К сожалению, Россия и Германия стали врагами, причем немцы поспешили бросить вызов всему миру, а русские встали на сторону своих традиционных противников против своего векового союзника. Монархические режимы, приняв самое активное участие в развязывании Большой европейской войны, совершили самоубийство. А ответственность за самоубийство лежит прежде всего, разумеется, на самом самоубийце.

 ПРИ ПОДГОТОВКЕ ОЧЕРКА ИСПОЛЬЗОВАНЫ:

1) материалы книги известного российского историка Оськина М.В.  «История Первой мировой войны». М., 2014 г., сс.483-491.

2) Михалев С.Н. «Военная стратегия: Подготовка и ведение войн Нового и Новейшего времени». М., 2003, с.831.

3) Миллер А. «Империя Романовых и национализм: Эссе по методологии исторического исследования». М., 2006, с.41.

4) Керсновский А.А. «История русской армии». М., 1994, т. 4, с. 165.

5) Степанов А.И. «Население России в XX веке». М., 2000, т. 1, с. 80.

6) Волков С.В. «Трагедия русского офицерства». М., 2002, с. 216.

7) «Военная мысль в изгнании. Творчество русской военной эмиграции». М., 1999, с. 500.

8) «Государственная оборона России: императивы русской военной классики». М., 2002, с. 531.

9) Вронский О.Г. «Государственная власть России и крестьянская община в годы «великих потрясений» (1905-1917)». М., 2000, сс. 387-388.

10) Поршнева О.С. «Ментальный облик и социальное поведение солдат русской армии в Первой мировой войны (1914 — февраль 1917 г.). – // «Военно-историческая антропология». Ежегодник. М., 2002, с. 254

11) Шацилло К.Ф. «От Портсмутского мира к Первой мировой войне. Генералы и политика». М., 2000, с. 5.

Данные Интернет-ресурса http:// voynablog.ru/category/woyna    

Первая мировая война явилась результатом обострения многоуровневых противоречий между ведущими европейскими странами, неравномерности, скачкообразности развития нового экономического строя – капитализма. Наибо­лее острые противоречия существовали между Велико­британией — одной из старейших европейских держав и экономически усилившейся Германией, интересы кото­рых сталкивались во многих районах земного шара, осо­бенно в Африке, Азии, на Ближнем Востоке. Их сопер­ничество превращалось в ожесточенную борьбу за господство на мировом рынке, за захват чужих террито­рий (колоний), за экономическое доминирование над другими странами

" data-image="http://ingarchive.test/images/photos/medium/" data-url="http://ingarchive.test/publikacii/pervaja-mirovaja-voina.html" data-title="Первая мировая война">

Картоев Магомет Мусаевич