ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

К ИСТОРИИ УПРАВЛЕНИЯ, СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ И АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА ИНГУШЕТИИ В XIX ВЕКЕ: ПУБЛИКАЦИЯ ДОКУМЕНТОВ

18 июня 2013

Первые значительные реформы судебно-административного устройства в Ингушетии были начаты при Главнокомандующем Отдельным Кавказским корпусом генерал-фельдмаршале И.Ф. Паскевиче-Эриванском. В 1828 г. был учрежден Владикавказский инородный суд для осетин и ингушей [1], а 1830 г. после экспедиции в горную Ингушетию и Осетию генерала И.Н. Абхазова, для управления ингушскими и осетинскими территориальными обществами вводится система приставства [2].

Приставом был назначен хорунжий А.Г. Константинов, а его помощником по управлению ингушскими горными обществами – поручик  Тау-Султан Дударов [3]. Одновременно была проведена реорганизация Владикавказского инородного суда, с преобразованием его в окружной суд. Председателем суда был назначен комендант Владикавказа, должности судей исполняли двое гражданских чиновников, представительство горцев ограничивалось двумя депутатами с правом совещательного голоса. В такой форме суд просуществовал до 1836 г. и был ликвидирован «за ненадобностью», судопроизводство вновь было передано в руки приставов и их помощников [4]. В обязанности приставов входили надзор за порядком, сбор податей и разрешение судебных споров [5].

Приставская система управления функционировала параллельно с военной администрацией, будучи подчиненной последней. Ингушетия большей частью входила в состав Владикавказского военного округа, во главе которого стоял комендант Владикавказской крепости, ему подчинялся начальник Назрановского укрепления, который, в свою очередь, должен был обеспечивать управление плоскостной Ингушетией – Назрановским обществом. На завершающем этапе Кавказской войны вновь актуализируется проблема реорганизации системы управления горским населением на Северном Кавказе, и в частности, в его центральной и  северо-восточной частях, что было связано с включением в состав Российской империи новых территорий, ранее входивших в состав Имамата Шамиля или являвшихся не зависимыми.

В 1857 г. территория Левого фланга Кавказской линии была разделена на четыре округа: Кабардинский, Военно-Осетинский, Чеченский и Кумыкский. Ингушетия входила в состав Военно-Осетинского округа [6], учрежденного вместо бывшего Владикавказского округа. 

В публикуемых документах, выявленных из Российского Государственного Военно-исторического архива,  отражены некоторые эпизоды, связанные с административно-судебными преобразованиями указанного периода в Ингушетии. В частности, в документах под №№ 1-2  приводятся сведения об органах управления и суда, созданных в Ингушетии в 1852-1857 гг., в том числе, информация о разделении приставств на отдельные участки с перечислением включенных в них населенных пунктов и указанием должностных лиц – помощников пристава, назначенных начальниками этих участков.  Значительный интерес представляют приводимые в них сведения об ингушских населенных пунктах на плоскости, которые вскоре – в 1859-1860 гг., в процессе завершения строительства Верхне-Сунженской линий, экспроприации ингушских земель под казачьи станицы и в результате новых административно-территориальных преобразований исчезнут с карты Северного Кавказа.   Тот же документ иллюстрирует некоторые особенности развития судебно-правовой системы в Ингушетии в связи с процессом интеграции региона в судебно-административное пространство Российской Империи. В документах под №№ 3-4 содержится информация об административном подчинении жителей Назрановского общества начальнику Назрановского укрепления (1847 г.). Документы под №№ 5-6 содержат переписку о возвращении Военно-Осетинскому округу прежнего наименования – «Владикавказский», с изложением истории данного вопроса и обоснованием причины принятия такого решения.

При публикации документов  в основном сохранены стиль и  орфография оригинала. Для удобства восприятия текста, произведена незначительная правка орфографии и пунктуации в соответствии с современными правилами правописания русского языка (без оговорок). 

В квадратных скобках даются примечания и не разборчивый текст, восстановленный в нашей интерпретации.

 

 

Вступительная статья и подготовка документов к публикации

и.о. начальника отдела научных исследований М. М. КАРТОЕВА.

Госархив Ингушетии

 

 

 

 

 

 

№ 1.

 

РАПОРТ ВОИНСКОГО НАЧАЛЬНИКА НАЗРАНОВСКОГО УКРЕПЛЕНИЯ ПОДПОЛКОВНИКА САПУНОВА  И.Д. ДЕЖУРНОГО ШТАБ-ОФИЦЕРА ВОЙСК ЛЕВОГО КРЫЛА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ ШТАБС-КАПИТАНУ ЗИССЕРМАНУ ОБ УПРАВЛЕНИИ И СУДЕ НАЗРАНОВСКОГО ОБЩЕСТВА

6 февраля 1857 г. № 56.

укреп. Назрань.

 

Согласно отзыва Вашего Благородия от 4 февраля за № 977,  честь имею уведомить для доклада Его превосходительству г. Начальнику штаба, что Назрановский суд о разборе дел учрежден с принесением этим племенем покорности весьма с давнего времени, в настоящее же время руководствуется правилами согласно приказа по Владикавказскому военному округу от 8 октября 1852 г. за № 1588 в копии уже прилагаемом, и для разбора дел избираются [ежетретно] по согласию общества 8-ми главных назрановских фамилий старшин, которые содержания никакого не получают, а для суточного их продовольствия при разборе дел каждая тяжущаяся сторона платит по одному рублю серебром.

Воинскому начальнику Назрановского укрепления подчинен Назрановский народ по распоряжению бывшего г. Главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом от 8 мая 1847 г., изложенном в предписании за № 56 в копии у сего прилагаемом. Поэтому, содержания никакого не получает, а по званию Воинского начальника ежегодно отпускалось из сумм г. Командовавшего войсками на Кавказской линии, на состоящего при нем переводчика в жалованье 60 рублей, экстраординарной суммы 150 рублей и на наем курьеров на те месяцы, в которые не бывает выставлена для охранения края милиция, постоянного сбора 50 рублей серебром. Все эти суммы назначались через Владикавказского военного окружного начальника.

 

ПОДПИСЬ: состоящий по армии подполковник Сапунов.

 

РГВИА. Ф. 13454. Оп. 15. Д. 923. Л. 2.

 

 

 

 

№ 2

Приложение к рапорту от 6 февраля 1957 г.:

КОПИЯ ПРИКАЗА ПО ВЛАДИКАВКАЗСКОМУ ВОЕННОМУ ОКРУГУ

О РАЗДЕЛЕНИИ ПРИСТАВСТВ ОСЕТИНСКИХ И ИНГУШСКИХ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОБЩЕСТВ НА УЧАСТКИ

 

 8 октября 1852 г. № 1588.

 

Для правильного и сколько возможно успешнейшего разбора спорных дел туземных жителей между собою и вообще для лучшего наблюдения за порядком, я нахожу полезным разделить каждое Приставство на участки, по числу помощников, которые и должны будут заведывать аулами в назначенных им участках, а именно:

 

Приставство горских народов

 

Штабс-капитану Жукаеву подчиняются следующие аулы: Балтинский, Редантский, Бабаткохский, Кракоу, Владикавказский, Темурковский, Алдатов, Мансуров Ослангирея, Кундухова,  Османа Мансурова и Канукова. Штабс-капитан Жукаев должен иметь постоянное жительство во Владикавказе и обязан во время отсутствия исправлять его должность [Пристава – авт.]. Поручику Гака Кусову подчиняются следующие аулы: Беслана Тулатова, Габисова, Ларс, Зилга, Каспулата Дударова, Иналова, Бапин, Алдатова, Исса Дударова, Брута Шенаева, Даргкох, Каржин, Заманкул, Скуткох и Батуко-юрт. Место пребывания его в ауле Заманкул. Поручику Гадо Тхостову подчиняются следующие Гимара, Какадур, Большой Ламардон, Малый Ламардон, Даргавс, Хусар, Хинцах, Цагат, Ханцах, Верхний Кобань, Нижний Кобань, Верхний Теменкау, Нижний Теменкау, Верхний Кани, Нижний Кани, Верхний Саниба, Нижний Саниба, Гансал и Ларс. Место пребывания его назначается в Кани.

 

Нагорное приставство

 

Есаулу Яковлеву заведовать племенами Джераховским, Кистинским, Галгаевским, Цоринским и Малхинским на правах отдельного пристава. Поручик Темурко Дударов назначается помощником этого пристава. Приставству этому именоваться Нагорным.

 

Приставство Алагирских и Куртатинских народов

 

Подпоручику Мулдар Макаеву подчиняются все Алагирские аулы, а именно: Ардон, [Самужердон], Березянк, Урусдон, Верхний Карч, Данисор, Дагон, Цомат, Инжинда, Нижний Унал, Верхний Унал, Кгими, Холет, Лоар, Архон, Дай, Цус, Кура, Бид, Долочи, Волочи, Нузал, Низгин, Цай, Нижний Садон, Вехний Садон, Изгид, Ход, Навнов Сулурта, Гусуйта, Томад, Доллаков, Мизур, Сухаката, Кусурта, Бис, Итамиск. Постоянное место жительства его должно быть в ауле Нижний Унал.

Прапорщику Кусай Кусову подчиняются все Куртатинские аулы, а именно: Савадон, Верхний Кадгарон, Нижний Кадгарон, Кардив, Кгизи, Дзивгиз, Кгули, Ацунога, Доллаков, Дзвариков, Барзиков, Фордикдон, Лац, Чимиты, Хадат, Ходикус, Харискин, Гутиев, Доллакора, Аллакора и Хилан. Место жительство его должно быть в ауле Доллаков.

 

Приставство Назрановских народов

 

Поручику Батыр-Мурзе Чирикову подчиняются все Назрановские аулы, а именно: Арчаков, Авлургов, Арцыгов, Ачалуков, Акмурзиев, Алиев, Бурдукиев, Бердиев, Белокаев, Бриков, Бештоев, Байгов, Бузуртанов, Везижев, Голиев, Гарсов, Газгиреев, Гериев, Ганижев, Гамарзиев, Гайтиев, Гуражев, Дудургов, Дахкильгов, Дудуров, Динажев, Эристиов, Экажев, Эльмурзиев, Дзортов, Куриев, Кориев, Мальсагов, Марзаганов, Мартазанов, Мурзабеков, Муцойгов, Осканов, Озиев, Плиев, Сукиев, Ториев, Точиев, Тутаев, Ужахов, Цитишев, Чириков, Чебиев, Шалагов и Шадижев. Место жительства его должно быть в Назрани, и за отсутствием пристава он должен исправлять его должность.

Прапорщику Банухо Базоркину подчиняются  все Камбилеевские аулы, а именно: Аймильгольский, Бекаев, Бетиев, Базоркин, Борзов, Балагов, Бекботов, Бетир Мурзиев, Буруев, Гелугиев, Дугиев, Жегали Зауров, Дзоров, Итиев, Исмайлов, Мойсигов, Мушкарты, Ногоев, Наурузов, Нольгиев, Османов, Тебоев, Ужахов, Хашильгов, Цачехи и Чилиев. Место пребывания его назначается аул Ахты-юрт.

Все помощники пристава обязаны объезжать свои аулы раз в месяц, так как все претензии туземцев заключаются  преимущественно в ссорах их между собою, и в воровствах, за которые обиженный получает удовлетворения деньгами, то помощник пристава, объезжая подчиненные ему аулы, должен решать на месте все жалобы, за которые удовлетворение не превышает 30 руб. серебром. Пристав же обязан объезжать все свои аулы не меньше одного раза в четыре месяца, для поверки действий своих помощников. Ему предоставляется власть решать лично все дела, за которые удовлетворение не превышает 100 рублей серебром. Если же случится дело между туземцами, подчиненными двум различным помощникам, которые по власти им данной не сойдутся в окончательном заключении по делу, то решается в присутствии пристава.

Начальник туземных народов может лично решить претензии на 150 руб. серебром и обязан поверять действия пристава, все донесения которого должны мне делать по прежнему не иначе как через Начальника народа.

В Горском народном суде должны разбираться все дела по калыму и дела произошедшие между туземцами различных приставств, если по разности мнения дела не могут быть решены сношением приставов между собою, если приставы найдут полезным присутствовать в суде при разборе какого-либо дела, то им это разрешается и они, следовательно, могут сами лично защищать каждый свое мнение, по выслушании которого суд делает окончательный приговор. Право же голоса при решении дела в суде пристав не имеет. За не выполнение приказаний и за другие проступки помощник пристава может подвергнуть виновного аресту на две недели, после чего обязан доносить приставу о вине арестованного, если сей последний не смотря на арест не выполнит приказания. Пристав и Горский суд могут арестовать на один месяц. Начальник народа на два месяца. Свыше уже этого срока доносят мне, для взыскания с виновного по моему Усмотрению.

К кровным делам относить: 1. смертоубийство, 2. всякие раны от огнестрельного оружия и 3. тяжелые раны палкою от которых происходит увечье. Эти дела равно как передержательство абреков и участвование с ними мирных жителей в хищничествах, разбоях, и других сношениях, не будут разбираться по народным обычаям, а они будут или судиться по нашим уголовным законам или же по подробному расследованию виновные будут прямо ссылаться в Россию или Сибирь, смотря по важности преступления навсегда или на известный срок.

За тем легкие раны палкою или холодным оружием не считать делом кровным. Подобные дела разбирать Приставам, или же если тяжущиеся двух различных ведомств, то Горскому суду, за которые сверх платы, ныне существующей в обычае, налагать на виновного штраф 20 рублей серебром в общественную штрафную сумму.

Родственники лиц, убитых на воровствах и разбоях, не могут искать не от кого никакого удовлетворения и тем более считать на лице убившего их родственника кровь.

Самое дело производство, существовавшее до сего времени было не только затруднительно для просителей, но и обременительно по многочисленности переписки для начальствующих лиц. Проситель в самом маловажном деле должен был искать, кто бы написал ему прошение, заплатить за это и часто с самым пустым делом ехать к Окружному начальнику. Для устранения этого я предписываю объявить туземцам, что они согласно правил выше сего изложенным, по важности дел приносили бы свои жалобы словесно или помощнику Пристава или Начальникам народов, или в Горский суд.

Горскому же суду, Начальникам народов,  приставам, помощникам их иметь на этот предмет книги по прилагаемой при сем форме под литерою А.

В эту книгу вписывается подробно жалоба просителя, обозначается какими медиаторами дело разобрано, и наконец, чем оное решено и должно быть каждое дело скреплено присутствующими при разборе.

Ко мне просители могут затем подавать письменные прошения, если они имеют жалобу на лицо, не принадлежащее туземному обществу, или же находящееся на жительстве во вверенном мне округе. Так же если претензии их простираются на кого бы то ни было свыше, в Горском и Алагирском и Куртатинском приставствах 100 и в Назрановском и Чеченском и Карабулакском 150 рублей серебром. При этом если тяжущееся лицо полагает, что дело его разобрано ближайшим начальством пристрастно и несправедливо или же после жалобы не решается по прошествии двух месяцев без уважительных причин, то жаловаться мне для личного моего рассмотрения подобных дел, но если по рассмотрении моем окажется, что проситель принес жалобу ложную, то с него будет взыскиваться штраф 20 рублей серебром, каковые деньги будут записываться на приход в общую штрафную сумму. Кроме изложенных обстоятельств, т.е. жалоб на лицо не принадлежащее туземным обществам, или не состоящее на жительстве во вверенном мне округе, также по претензии в Горском и Аллагирском и Куртатинском обществах свыше 100, а в Назрановском, Чеченском и Карабулакском 150 рублей серебром и жалоб немедленность и пристрастие решения дел,  я от туземцев других прошений принимать не буду.

Помощники Пристава объезжая свои участки должны указывать жителям кому именно, согласно этих правил, они должны приносить свои просьбы.

Приемные дни для туземцев я назначаю во Владикавказе еженедельно по вторникам и субботам, в остальные же дни, назначенные мною для других занятий по округу, никто из туземцев не должен ко мне являться с просьбами, исключая экстренных и не терпящих отлагательства случаев, как то известия о прорывах неприятельских партий и тому подобных ко мне важных известий.

 

ПОДЛИННЫЙ ПОДПИСАЛ: Начальник округа, генерал-майор барон  Вревский.

 

РГВИА. Ф. 13454. Оп. 15. Д. 923. Л. 3-6 об.

 

 

№ 3

Приложение к рапорту от 6 февраля 1857 г.:

КОПИЯ ПРЕДПИСАНИЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ОТДЕЛЬНЫМ КАВКАЗСКИМ КОРПУСОМ ВРЕМЕННО КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ И ЧЕРНОМОРИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПОДЧИНЕНИИ ЖИТЕЛЕЙ НАЗРАНОВСКОГО ОБЩЕСТВА НАЧАЛЬНИКУ НАЗРАНОВСКОГО УКРЕПЛЕНИЯ

 

8 мая 1847 г. № 56.

 

Убедившись из опыта в пользе подчинять управление мирными горцами ближайшему начальству, я признал необходимым передать управление Назрановского народа Воинскому начальнику Назрановского укрепления подполковнику Кареву, на тех же основаниях как жители Малой Кабарды подчинены Командиру Горского казачьего полка подполковнику кн. Эристову,  а потому прошу Ваше превосходительство сделать по сему предмету зависящие от Вас распоряжения.

 

РГВИА. Ф. 13454. Оп. 15. Д. 923. Л. 7.

 

 

 

 

 

 

№ 4

 

Приложение к рапорту от 6 февраля 1857 г.:

КОПИЯ НАДПИСИ НАЧАЛЬНИКА ВЛАДИКАВКАЗСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА НЕСТЕРОВА ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПОДЧИНЕНИИ ЖИТЕЛЕЙ НАЗРАНОВСКОГО ОБЩЕСТВА НАЧАЛЬНИКУ НАЗРАНОВСКОГО УКРЕПЛЕНИЯ

 

3 июня 1847 г. № 856.

 

Копию предписания сего с надписью, препровождаю Воинскому начальнику Назрановского укрепления, г-ну подполковнику Кареву, предлагая Его высокоблагородию, согласно воли Его превосходительства г. Главнокомандующего, вступить в управление Назрановским народом, по какому случаю и подчиняется Его высокоблагородию во всех отношениях Назрановский пристав с помощниками, по представлениям коих должны решаться Его высокоблагородием и все народные дела назрановцев, а о тех, решение коих будет превышать власть местного начальника, представлять на мое рассмотрение.

 

ПОДЛИННУЮ ПОДПИСАЛ: Начальник Владикавказского военного округа, генерал-майор Нестеров.

 

РГВИА. Ф. 13454. Оп. 15. Д. 923. Л. 7 об – 8.

 

№ 5

РАПОРТ НА ИМЯ ВОЕННОГО МИНИСТРА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА СУХОЗАНЕТА  ЗА ОТСУТСТВИЕМ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО КАВКАЗСКОЮ АРМИЕЮ ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТ КН. ОРБЕЛИАНИ

О ПЕРЕИМЕНОВАНИИ ВОЕННО-ОСЕТИНСКОГО ОКРУГА ВО ВЛАДИКАВКАЗСКИЙ

 

18 августа 1860 г. № 1352

Ур. Коджоры.

 

Г. Главнокомандующий Кавказскою армиею, находя название Военно-Осетинский округ несоответствующим составу его населения, которое кроме осетин, заключает в себе еще кистин, карабулаков, назрановцев, жителей Малой Кабарды и пр., полагает более приличным переименовать его, по местопребыванию окружного управления в округ Владикавказский. Наименование это не было принято при составлении проекта положения об управлении покорными племенами на Кавказе, Высочайше утвержденного в 10-й день декабря 1857 г. по той причине, что надобно было избежать смешения с прежним округом Владикавказским, существовавшим до 1856 г. и имевшим совсем другое значение. Название же Военно-Осетинский дано собственно для отличия сего округа от другого, Осетинского, который входил пред тем в состав Тифлисской губернии, а ныне упразднен.

Донося об этом Вашему высокопревосходительству, имею честь покорнейше просить Вас, испросить Высочайше Государя Императора разрешении на переименование Военно-Осетинского округа во Владикавказский.

 

ПОДПИСЬ: генерал-адъютант князь Орбелиани.

 

РГВИА. Ф. 38. Оп. 7. Д. 390. Л. 1-1 об.

 

 

 

 

№ 6

 

КОПИЯ РАПОРТА ВОЕННОГО МИНИСТРА НА ИМЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО КАВКАЗСКОЮ АРМИЕЮ

О ПЕРЕИМЕНОВАНИИ ВОЕННО-ОСЕТИНСКОГО ОКРУГА

ВО ВЛАДИКАВКАЗСКИЙ

 

8 сентября 1860 г. № 7220.

 

Вследствие ходатайства Вашего сиятельства, изложенного в рапорте генерал-адъютанта кн. Орбелиани от 18 августа за № 1352, Государь Император соизволил разрешить Военно-Осетинский округ переименовать во Владикавказский.

О таковой Монаршей воле доводя до сведения Вашего сиятельства, имею честь присовокупить, что о переименовании округа вместе с сим объявляется в приказе по Военному ведомству.

 

ПОДПИСАЛ: за болезнью Военного министра, Свиты его величества генерал-майор Лихачев. Скрепил и.д. генерал-квартирмейстера  генерал-майор Скалон.

 

РГВИА. Ф. 38. Оп. 7. Д. 390. Л. 4-4 об.

 

 

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

Картоев Магомет Мусаевич