ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

ВОИНСКАЯ ДОБЛЕСТЬ ИНГУШЕЙ.

17 июня 2013

Ингуши всегда отличались своей доблестью и храбростью во всех военных кампаниях, в которых они участвовали в составе Русской армии. В периодической печати, в воспоминаниях участников и в архивных документах мы находим тому массу подтверждений. Мы представляем вниманию исследователей военной истории Ингушетии и читателей новые документы, освещающие некоторые стороны боевых отличий ингушских офицеров на службе в русской императорской армии, также представлены описания подвига Начальника штаба Кавказской Туземной конной дивизии Петра Николаевича Половцева, ставшего впоследствии командиром  Кавказского Туземного конного корпуса (1917 год).   

***

    О героизме ингушей в русско-японской войне свидетельствует и публикация в газете “Казбек” за 1905 год:

 

“1-го июля с театра военных действий к родителям в Тифлис через Беслан проехал раненый под Инкоу командир ингушской сотни, действующей на Дальнем Востоке, князь Дуэн. Под Инкоу во время атаки казаками сопки князь получил 3 раны шрапнелью в обе ноги ниже колена и в пах и затем, уже падая, получил рану японской шашкой по руке. Раны были тяжелые, хотя и не опасные, после чего князь пролежал 3 месяца в Харбине и затем был эвакуирован в Россию. Князь — красивый, статный брюнет с орлиным взглядом, держится очень добро, несмотря на не совсем зажившие раны. Он еще совсем молод, на вид ему можно дать не более 25-27 лет.

О своей сотне, состоящей из одних ингушей, князь рассказывает чудеса их храбрости. Жарко им пришлось, заметил с улыбкой раненый, когда они по приказу командующего должны были стоять неподвижно под шрапнельным огнем, когда же пошли в атаку, то две японские роты были тотчас же уничтожены. Под Инкоу сотня, которой командовал князь, была окружена японцами и ей нужно было пробиться под губительным огнем и ударами японской кавалерии, чтобы соединиться с отступающими частями войск.

Ингуши прорвались, хотя из сотни их осталось всего 18 человек невредимыми, а остальные были убиты и ранены в неравном бою.

Князь много рассказывал о преданности и любви этих инородцев к их командирам, которые гуманно обращались с ними.

Война-это зло, — заключил князь.- Никому не желаю понюхать маньчжурского пороху. Сколько сирот осталась благодаря ей, сколько несчастных сумасшедших и калек — ужас!  Князь награжден четырьмя орденами с мечами, бантами и георгиевским крестом”.

Перепечатка //“Новое время”,  № 1, от 19.12.1990 г. г.Малгобек 

 

***

ПОДПОРУЧИК А.Э. ОЗДОЕВ

 

О славном ингушском воине, отличившемся в Первой мировой войне, писала владикавказская газета “Терек” :

 

«Истинный сын грозного Кавказа: честный, самолюбивый и безгранично преданный своему долгу, подпоручик Алхаз Эльдарович Оздоев был гордостью семьи скобелевцев еще в караурганских боях (декабрь 1914г.) в роли начальника конно-разведческой команды, когда лично беззаветно храбрый производил дерзкие разведки, за которые и награжден орденами Владимира и Анны 4-й степени.

В одном из последних боев на фронте туркестанского корпуса, при атаке высоты в 9500 слишком футов подпоручик Оздоев пал смертью героя.

Имея возможность не принимать личного участия в атаке неприступных скал (как полковой адъютант), подпоручик Оздоев выпросил себе у командира полка разрешение принять участие в выпавшей на полк тяжелой задаче.

Молодое сердце скобелевца не давало ему покоя, и он в числе нескольких смельчаков двинулся в атаку. Будучи по пути ранен в ногу и сделав перевязку, он вновь пошел и повел за собой на святую работу таких же героев, как и сам: вот уже близка цель… Еще усилие- и громкое русское “ура” огласит турецкие окопы, но вражья пуля караулила молодого героя, и он пал, сраженный в шею, глубокая пропасть приняла его тело.

Честь и слава павшему герою. Честь и слава родителям, воспитавшим офицера, выполнившего долг перед царем и родиной, до последнего дыхания. Умерло тело твое, дорогой Алхаз Эльдарович, но дух твой будет жить в сердцах скобелевцев вечные времена. Мир праху твоему. Спи дорогой товарищ!

Воспитывался  А.Э. Оздоев во Владикавказском первом реальном училище.

 //“Терек” 1916г. №5426. 25 февраля

 

 

***

 

Ниже мы приводим архивный документ, выявленный нами в Российском военно-историческом архиве, который свидетельствует о героизме всадников Ингушского конного полка при взятии д. Езераны.  

 

 

НАЧАЛЬНИКА ШТАБА  КАВКАЗСКОЙ  ТУЗЕМНОЙ  КОННОЙ ДИВИЗИИ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ПОЛКОВНИКА ПЕТРА ПОЛОВЦОВА.

 

“15-го июля 1916 года Кавказская Туземная конная дивизия в составе 1-й и 3-ей бригад согласно приказа 41 армейского корпуса сосредоточилась к 7 часам утра в дер. Обертыни, составляя корпусной резерв.

С развитием боя к 15 часам 3-я бригада по инициативе Начальника Штаба  Генерального штаба полковника  Половцова, была лесами выдвинута к дер. Хоцимеж, откуда по его распоряжению командир 3-й бригады генерал-майор князь Гагарин выдвинул два дивизиона Черкесского конного полка: 1-й дивизион в деревню Пузники в район 74-й пехотной дивизии для преследования противника, другой для разведки по направлению д. Грушка-Тлумач связавшись с пехотными начальниками, занимавшими боевой участок перед д. Езераны (к югу от нее).

Полковник Половцов, беспрерывно наблюдавший за противником и лично убедившись, что противник отходит от д. Езераны по направлению на Тлумач, от имени Начальника дивизии генерал-лейтенанта князя Багратиона, приказал Командиру 3-й бригады генерал-майору князю Гагарину, подтянуть к высотке весь Ингушский конный полк;  в это время была получена записка от командира  1-й бригады  Заамурской дивизии генерала Терпигорьева, что атака пехоты на Езераны предполагается  в 19 ч. 30 мин. Полковник Половцов быстро решил, что теперь настал момент действовать конницы и нанести удар разбитой в течение дня  пехоты противника. Предложил Генерал-Майору князю Гагарину 3 сотни ингушей развернуть лавой и двинуть их на Езераны, указав им направление  и фронт атаки, давши ему на поддержку  с разрешения Начальника дивизии  2 сотни кабардинцев.

Это славное дело, руководимое полковником Половцовым в непосредственном участии генерал-майора князя Гагарина, завершило успех 41-го армейского корпуса в течение дня и разрушила последнюю надежду  противника на возврат  потерянных позиций, заставив его отойти на ново укрепленные позиции к востоку от Тлумача.

6 тяжелых германских орудий украсили список трофеев 41-го армейского корпуса.

В течение всего дня полковник Половцов все время находился под сильным артиллерийским огнем противника и, выехав в Езераны для личного отдания распоряжения генерал-майору князю Гагарину находился под ружейным и пулеметным огнем противника.

Инициатива полковника Половцова обеспечила  успех всей атаки этого дня. Лихая атака ингушей отмечена сообщением ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО и в приказе по 41-му армейскому корпусу.

На основании вышеизложенного ходатайствую о награждении Начальника Штаба Кавказской Туземной конной дивизии Генерального штаба полковника Половцова Георгиевским оружием (Ст. Георгиевского Статута 28)”.

 

                                                РГВИА.  Ф. 3530. Оп. 1. Д. 150. Л. 390-390 об.

 

***

 

ОПИСАНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

 ПОЛКОВНИКА ПОЛОВЦОВА.

 

15 июля дивизия в составе 1 и 3 бригад согласно приказу  по 41 армейскому корпусу сосредоточилась  к 7 часам утра в Обертыне, составляя корпусной резерв. Начальник дивизии вместе с Начальником Штаба находился с утра  на наблюдательном пункте Командира Корпуса, следя за ходом боя и наблюдая за развитием его.

К тому времени, когда противник, потесненный на флангах, ожесточенно сопротивлялся наступлению наших войск и упорно удерживал центр своей позиции у д. Езераны. Начальник штаба полковник Половцов, изучив местность и учтя обстановку, предложил продвинуть 3-ю бригаду в лощину северо-западнее д. Хоцимеж и оттуда внезапно атаковать в конном строю д. Езераны.

Полковник Половцов решил, что теперь настало время действовать коннице и нанести последний удар разбитому в течение дня пехотой противнику. Предложил Командиру 3-й бригады развернуть 3 сотни лаву, лично указал направление и фронт атаки генерал-майору князю Гагарину пославшему 1, 2 и 3 сотни Ингушей на Езераны, а сам с четвертой сотней резерва непосредственно за лавой прошел вперед и остановился наблюдать за ходом атаки у винокуренного завода. Между тем полковник Половцов с утра напряженно следивший за ходом боя, дабы не пропустить минуты постепенно назревавшей конной атаки, прислал князю Гагарину с разрешения Начальника дивизии две сотни Кабардинцев; генерал-майор князь Гагарин выслал и их вместе с бывшей при нем 4-й сотней Ингушей вперед.

1 сотня Ингушей выйдя рысью из за спуска шоссе развернулась лавой и рысью пошла; 1-й и 2-й взводы по шоссе и влево от него, а 3-й и 4-й еще левее в обхват деревни. Неприятель открыл сильный огонь по сотне и в сотне появились раненые всадники и кони. Тогда сотня пошла сначала наметом, потом карьером в атаку на д. Езераны, под убийственным ружейным и пулеметным огнем противника. Пройдя между окопами, в которых залегли цепи 4-го пехотного Заамурского полка, встретившие сотню криками “ура” ворвались в Езераны, перескочив через неприятельские окопы, которыми была окружена деревня и в которых засели германцы, продолжавшие стрелять по атакующей сотне.

Командир сотни штаб-ротмистр Баранов, ясно и быстро оценив обстановку, намеренно разбил сотню по взводно для уничтожения отдельных групп противника, а сам ставши во главе 1-го взвода бросился на отдельную группу этих халуп, из за глиняных заборов которых, партия германцев в 19 человек открыла  сильный ружейный огонь в тыл нашей сотне, и после того, как взвод зарубил 6 человек, остальные 13 сдались в плен.

Одновременно с разбитием сотни по взводам штаб-ротмистром Барановым был брошен взвод под командой прапорщика Добриева для захвата артиллерии, стрелявшей с окраины деревни около шоссе, где взводом было захвачено одно орудие (4-х дм. германская мортира) и зарядный ящик, а сопротивлявшееся прикрытие изрублено.

Между тем 2 сотни, пройдя цепь нашей пехоты по шоссе шагов на 400, заметили  цепи отходящего противника; немедленно командир сотни Ротмистр Апарин развернул 1-ю полусотню в лаву, а пройдя несколько дальше и 2-ю, по направлению высоты 294.

Пройдя под сильным ружейным огнем высоту 294, вторая полусотня завернула правым плечом и, охватив д. Езерани с северо-восточной стороны, врубилась в цепь противника.

Высота 338, шоссе между высотой 338 и кладбищем и самое кладбище д.Езераны было занято ротой германской пехоты — передовые части которой были выдвинуты шагов на 800 к юго-востоку от высоты 338.

При указанном расположении германская рота держала под перекрестным ружейным огнем д. Езераны, атакующие сотни и все выходы из д. Езераны.

Как один сотня ринулась в конную атаку; несмотря на ураганный артиллерийско-ружейный и пулеметный огонь (последний с кладбища). Ингуши врубились в ряды германцев, при этом изрубив прикрытие из выше названной роты и артиллерийскую прислугу взяли шестидюймовые орудия в полной исправности с замком, угломером и прицелом и 9-ю зарядными ящиками. Кроме того остатки от изрубленной сотней роты прикрытия германцев, в количестве 39 человек взяты командиром сотни штабс-ротмистром Бек-Боровым в плен и сданы в штаб Ингушского конного полка.

Генерал-майор князь Гагарин выслал за атакующими сотнями для поддержки и 4 сотню ингушей. Развернув сотню поручик  Базоркин понесся далеко впереди своей сотни, личным примером  воодушевляя всю сотню и лихо повел ее в атаку, минуя деревню Езераны в направлении на кладбище, что у шоссе  на Тлумач на западной окраине деревни Езераны и правее кладбища в направлении на рощу, что южнее выс. 339 (Ур. Бралув).

Не доходя еще до кладбища по сотне был открыт артиллерийский и сильный ружейный огонь невидимым противником. Командир сотни поручик Базоркин лично повел сотню прямо на выстрелы и минуя кладбище с криком “ура”, жертвуя собой, чтобы оказать решительное содействие  успеху задачи всего полка врубился в густую цепь германской пехоты силою около полуроты, которая почти целиком была уничтожена  исключительно холодным оружием, несмотря на упорное сопротивление и стрельбу в упор по сотне.

В это время был смертельно ранен разрывной пулей командир сотни поручик Базоркин, который под сильным ружейным и пулеметным огнем, открытым из резерва германцев, окопавшимся в шагах в 300 — был вынесен из сферы огня противника, благодаря распорядительности и отважности прапорщика Неймани.

Правее и сзади лавы сотни совершенно неожиданно, из ржи показалась густая цепь около полуроты германской пехоты, которая открыла по сотне огонь из винтовок с тылу. Тогда принявший командование сотней за убылью командира поручика Базоркина, корнет Шенгелая приказал прапорщику князю Маршани Беслану спешить полувзвод и огнем прикрывать левый фланг сотни от резерва противника, а сам с сотней, увлекая ее личным примером, врубился в ряды германцев, в упор расстреливавших сотню из винтовок и защищавшиеся  штыками до последнего момента.

Вслед за этим было получено приказание отходить к д.Езераны и на сборный пункт полка и корнет Шенгелай, отправив всех раненых и убитых  и пеших всадников с ранеными лошадьми и отобранным у противника  оружием и амуницией, а также пленных германцев в д. Езераны с конвоем, присоединился с наступлением темноты с оставшимися людьми к полку около 10 час. вечера.

В этот день было забрано сил 109 пленных при одном офицере, заколото свыше 230 и взято 5 тяжелых германский орудий. Пленные принадлежали к двум ротам 48 и 56 германских пехотных полков, обе эти роты по показаниям пленных были частью уничтожены Ингушами, остальные взяты в плен.

Ингуши потеряли: смертельно раненым командира 4-й сотни поручика Базоркина, ранеными прапорщиков Божко и Попова. Всадников убито 18, ранено около 36, лошадей выбыло около 60.

Это славное конное дело завершило успех достигнутый 41 корпусом в течение дня и разрушило последние надежды противника на возврат потерянных позиций, заставив его спешно отойти на его укрепленную позицию к востоку от Тлумача.

 

     РГВИА.  Ф.3530. Оп. 1.  Д. 150. Лл. 392–395 с об.

Подготовка документов к публикации, вступление  

главного специалиста Госархива РИ   ГАЗИКОВА Б. Д.

 

 

Картоев Магомет Мусаевич