ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

О ЛЕГЕНДАРНОМ КОМАНДИРЕ Г.А.МЕРЧУЛЕ.

2 июля 2013

Пожалуй, одним из самых известных имен в военной истории нашего народа, особенно в памяти старшего поколения, является имя легендарного командира Ингушского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии (Дикая дивизия) полковника Георгия Алексеевича Мерчуле.Этнический абхазец из Сухумского уезда Абхазии, кадровый офицер и блестящий кавалерист, с началом Первой мировой войны он принял предложение Императора Николая II возглавить один из полков Кавказской Туземной конной дивизии сформированного из горцев Терской области – Ингушский конный полк.

С самого начала своего командования Ингушским конным полком, в сентябре 1914 года, полковник Г.А.Мерчуле проявил себя прекрасным организатором, строгим и одновременно чутким командиром, сумел завоевать непререкаемый авторитет среди горцев. Иначе и не могло быть!  Этот скромный и мужественный абхазец, к имени которого нельзя относиться без должного уважения, признания его личной храбрости и  полководческого таланта, сочетающихся с природной дипломатичностью и рыцарским благородством, стал, в свое время, для суровых горцев Дикой дивизии, воплощением самого Кавказа.  На войне, как известно, храбрость и презрение к смерти, благородство души и милосердие к  побежденным, выходят на первый план перед остальными качествами Человека.

В Ингушском конном полку еще в феврале 1915 года, после знаменитого кавалерийского сражения под д.Цу-Бабина, всадники полка даже сложили  песню, где воспевалась удача боя и храбрость командира:

Мы не знаем страха,

Не боимся пули,

Нас ведет в атаку

Храбрый Мерчули!

Пушки мы отбили,

Рады от души,

Вся Россия знает

Джигитов ингушей!

Последующие куплеты песни, сложенные позже, звучат так:

Слово власти нас сзывало,

С гор, наездников лихих.

Тесной дружбою сковало

Нас кавказцев, удалых.

Белоснежные вершины

Гор Кавказа, вам привет!

Я не знаю, исполины,

Вас увижу или нет…

Завтра рано на рассвете,

Полк в атаку поведут,

И быть может, после боя

Нас на бурках понесут*

 

Рано утром, на рассвете 15 июля 1916 года, всадники полка, ведомые своим командиром Г.Мерчуле, вновь отличились в легендарном кавалерийском бое под д.Езераны (Галиция). В результате этой блестящей атаки частями 3-й бригады Дивизии – Ингушским и Черкесским конными полками – были полностью разбиты и перестали существовать считавшиеся отборными германскими частями 46-й и 58-й Прусские пехотные полки,[**] с которыми опасались соприкасаться не только части западных союзников, но даже и части русской армии.

Описывая своего командира, офицеры его полка были также близки к вышеупомянутой характеристике. Ротмистр Ингушского полка Анатолий Львович Марков, будучи в эмиграции во Франции, в своей книге «В Ингушском конном полку» впервые вышедшей в свет в 1957 году в Париже, писал: «…Полковник Георгий Алексеевич Мерчуле, офицер постоянного состава Офицерской кавалерийской школы из знаменитой «смены богов», как в кавалерии называли офицеров-инструкторов Школы, получил полк при его сформировании и им командовал до расформирования, после чего был убит большевиками во Владикавказе. Это был сухой, небольшого роста абхазец, с острой бородкой «а ля Генрих 4-й». Всегда тихий, спокойный, он произвел на нас прекрасное впечатление». (Марков А.Л. «В Ингушском конном полку», Париж, 1957, сс.45-46).

Свои впечатления об этом лихом кавалеристе оставили в воспоминаниях генералы и офицеры русской армии князь Багратион Д.Н., князь Гагарин А.В., князь Вадбольский, Краснов П.Н., Половцев П.А., начальник штаба Дивизии Юзефович Я.Д., Арсеньев А.А., Покровский А.В., Ивченко (Светлов) В.Я. и мн. др.

Долгие годы, занимаясь исследованием страниц истории ингушской военной интеллигенции в русской императорской армии, в частности, историей становления и боевой деятельности Ингушского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии, я часто сталкивался с архивными документами и библиографическими источниками с упоминанием о Г.А.Мерчуле.

В новом номере Архивного вестника Ингушетии мы представляем вниманию наших читателей и исследователей новые архивные документы, яркие свидетельства храбрости и военного таланта одного из блестящих офицеров кавалерии русской императорской армии – Наградной лист и Описание подвига полковника Г.А. Мерчуле в мае 1916 года – освещающие одну их многочисленных сторон боевой жизни командира Ингушского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии полковника Георгия Алексеевича Мерчуле.

Данные архивные документы были выявлены мною в октябре 2009 г. в фондах Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) в г.Москве.

 

 

Вступительная статья, комментарии, заключение

главного специалиста Госархива РИ   АЛМАЗОВА И.Г.

 

 

 

Документ  1.

 

Н А Г Р А Д Н О Й   Л И С Т

на командира Ингушского конного полка полковника Георгия МЕРЧУЛЕ

 

 

Православного вероисповедания.

−        Святого Станислава 3 ст. (Высочайший приказ от 25/12.1898 г.)

−        Святой Анны 3 ст. (Высочайший приказ от 6/12. 1910 г.)

−        Святой Анны 2 ст. (Высочайший приказ от 6/04. 1914 г.)

−        Святого Владимира4 ст. с мечами и бантом  (Высочайший приказ от 9/01. 1915 г.  (за бои при с.Рыбне 13/12.1914 г.)

−        Георгиевское оружие 11/08.1915 г., (утверждено пожалование Высочайшим приказом от 10/12. 1915 г. (за атаку д.Цу-Бабино 15/02.1915 г.)

−        Святого Владимира 3 ст. с мечами (Высочайший приказ от 12/08.1915 года (за бой у с.Устье над Прутом 2/05. 1915 г.)

−        мечи к ордену Святой Анны 2 ст.  (Высочайший приказ от 9/09.1915 г. (за бой у с.Дзвинячь-Жежава 29/05.1915 г.)

В фактическое командование полком вступил 11 сентября 1914 года.

 

Вр. Командующий полком подполковник АБЕЛОВ

Полковой адъютант, поручик БАРАНОВ /подпись/

12 марта 1916 года,

№82

РГВИА. Ф.3530. Оп.1.  Д.133.  Л. .452-452 об.

 

 

 

***

Документ  2.

 

О П И С А Н И Е   П О Д В И Г А

полковника Мерчуле.

 

 

Со 2-го мая на части Кавказской Туземной конной дивизии, в том числе и на Ингушский конный полк была возложена задача удерживать нами выдвинутую позицию на правом берегу Прута. Противник неоднократно пытался сбить полк с позиции, но всякий раз благодаря инициативе и распорядительности Командира полка полковника Мерчуле терпел неудачу. Так продолжалось до 25 мая, когда противник обошел наш правый фланг и полки Кавказской Туземной конной дивизии получили приказ прикрывать отход наших сил на позиции у Днестра. На долю Ингушского конного полка выпало быть арьергардным полком дивизии. Тут во всей мере проявил свою воинскую доблесть полковник Мерчуле. Так, 27-го мая у с.Ясенов–Польный, чтобы удержать противника, он лично повел дивизион в атаку. Атака настолько ошеломила противника, что он приостановил наступление и дал нам возможность занять заранее подготовленные позиции на левом берегу Днестра, при чем не было оставлено в руках противника ни одного колеса, ни одной винтовки, ни одного фунта фуража. 28-го мая противник подошел к Днестру,  который от Усечки до Залещиков охранял под командой полковника Мерчуле Ингушский конный полк. Все попытки противника переправиться на наш берег были отбиты, при чем полковник Мерчуле обходил лично позиции, ободрял, до крайности измученных 4-х дневными непрерывными боями людей. Сам командир полка также все эти 4 дня не отдыхал ни минуты.

В ночь на 29-е мая Ингушский конный полк был сменен другими частями Кавказской Туземной конной дивизии, а 29-го в 8 часов утра противник повел наступление значительными силами и переправился на наш берег. Полковник Мерчуле получил приказание во что бы то ни стало сдержать наступление. Ингуши под его командой заняли окопы, что у с.Жежава–Дзвинячь и, не смотря на ураганный орудийный, до 6-ти дюймовых включительно, огонь противника, отбили все атаки австрийцев и позиция осталась за нами до подхода пехоты.

После нескольких дней отдыха полк был назначен в сторожевое охранение на Днестр, где благодаря инициативе полковника Мерчуле все время тревожили смелыми разведками противника.

За этот период полковник Мерчуле обнаружил недюжинный военный талант, проявил редкую храбрость и удивительную способность пользоваться малейшими оплошностями врага.  Своим хладнокровием и настойчивостью он неоднократно выручал полк из крайне тяжелого положения.   ХОДАТАЙСТВУЮ о награждении чином Генерал-майора.

 

Вр. Командующий Кавказской Туземной конной дивизией,

генерал-майор князь Гагарин  /подпись/

1 апреля, 1916 год.

РГВИА. Ф.3530, оп.1, д.133, лл.608-609.

 (дополнение к Наградному листу)

 

 

 

 

 

 

***

 

Как и большинство легендарных и гениальных людей того времени, кадровый офицер и Кавалер Золотого Георгиевского оружия полковник Георгий Алексеевич Мерчуле, прошедший через пламя Первой мировой войны с самого его начала и до конца, в начале 1918 года трагически погиб под г.Владикавказом, от рук белоказаков. К сожалению, он стал одной из многих сотен тысяч жертв разнузданной смуты, установившейся в России после переворота в октябре 1917 года, ввергнувшей в хаос междоусобиц некогда одну из великих держав Европы и мира, и всеобщего разлада устоев государства российского, общества и  армии.

В истории сохранились лишь несколько разрозненных сведений о гибели полковника Г.А.Мерчуле. Мало известно, что вместе с ним погибли его младший брат подпоручик Ингушского полка Дорисман Мерчуле и ротмистр Нальгиев Салам    Мовсарович,  мужественно принявший смерть как горец и офицер, не покинув в минуты опасности своего командира и кунаков ингушского народа.

Военный корреспондент Брешко-Брешковский Н.Н. в своем романе «Дикая дивизия» (сс.136-138), впервые вышедшей в свет в 1927 году в г. Риге, так описал со слов современников гибель Г.А.Мерчуле и его спутников:  

«…В одно сентябрьское утро, когда, как розовый жемчуг, сияли на солнце подступившие к Владикавказу снежными вершинами своими горы, из Базоркина, этой ингушской столицы, выехал сначала последний адъютант полка с кем-то; вслед за ним корнет князь Грузинский, тоже с кем-то, а минут через пять за Грузинским поехали во Владикавказ трое – полковник Мерчуле со своим младшим братом и ротмистр-ингуш Марчиев [он же, Нальгиев Осман Мовсарович – ротмистр Ингушского конного полка]. Зная, что казаки жестоко расправляются с ингушами, Марчиев имел на всякий случай подложное удостоверение на имя русского офицера с типично русской фамилией.

Интересно отметить – судьба и только судьба, – что и Марчиев, и Грузинский со своими спутниками благополучно проехали во Владикавказ и так же благополучно вернулись, а братья Мерчуле, двинувшись почти вслед за ними, уже не вернулись.

Под самым городом, у окраины, они заметили казачий разъезд в десять всадников.

Марчиев, выросший здесь, воспитанный в недоверии к казакам, предложил:

– Господин полковник, повернем обратно, в Базоркино. Не нравятся что-то мне эти казаки. Лошади у них дрянные, мы уйдем от них, как от стоячих.

– Полно, Марчиев… Они нам ничего не сделают.

Ингуш был другого мнения, но покинуть Мерчуле и спасаться одному он считал бы вероломством и трусостью. Мальчишки и старухи всей Ингушетии засмеяли бы его.

Едут дальше. Сблизились.

– Кто вы такие? – спрашивают казаки.

– Русские офицеры.

– А на погонах что?

– Ингушский конный.

– Так, значит, вы ингуши?

– Нет, вовсе не значит, братцы, – спокойно молвил Мерчуле, – мы офицеры Ингушского полка, но вот мы с братом абхазцы, а этот офицер русский.

Казаки переглянулись. Тупые лица, пустые глаза, глаза людей, привыкшие убивать на фронте и научившихся убивать в тылу. 

– А веры какой? Мухаметанской?

– Разве вы не знаете, что абхазцы православные, – по прежнему спокойно возразил Мерчуле.

Пустые казачьи глаза не верили. Тогда вскипел потерявший всякую осторожность Марчиев:

– Как вы смеете не верить господину полковнику! Он и его брат христиане, а если хотите знать, так это я, я ингуш, мусульманин. Можете меня арестовать, а их отпустите!

– Ладно, мы вас доставим к сотенному командиру, а уж он разберет… Айда! Вперед!

И пропустив трех всадников и окружив их «подковой», вместе с ними двинулись к слободке. Дорогой, перемигнувшись, казаки решили тут же покончить с ингушами. Несколько выстрелов в спину и в затылок. Так пали братья Мерчуле и Марчиев.

Весть о подлой расправе всколыхнула все Базоркино. К сожалению, действовать по горячим следам не пришлось. Трагическая гибель братье Мерчуле и Марчиева стала известна лишь на второй день. Опрошенные слобожане [имеется в виду жители Курской молоканской слободки г.Владикавказа, в начале 1918 г. организовавшие вместе с казаками «блок» против всех горцев] вспомнили, что один из сотенных командиров ехал на лошади убитого ингушского полковника. Слобожане же показали огромную кучу, где убийцы зарыли тела своих жертв. Трупы оказались раздетыми, обобранными…»

От исследователя. Следует добавить, что, по воспоминаниям современников того времени, после того, как весть об подлом убийстве братьев Мерчуле и его спутников достигла селений и аулов Ингушетии, в которых жили вчерашние офицеры и всадники Ингушского конного полка, волна гнева захлестнула их. Быстро поднятые по тревоге сотни бывшего Ингушского полка, сохранившие общее командование, воинскую дисциплину и вооружение, смертоносной лавиной обрушились на Курскую слободку Владикавказа и смели в Терек стоявших там, на постое, убийц-белоказаков и соучаствовавших в их злодеяниях слобожан.

* Погибшего горца с поля боя выносили на бурке.

[**] В историографии Новой истории существует версия, что данные полки принадлежали к знаменитой Кайзеровской «Стальной дивизии».

 

Картоев Магомет Мусаевич