ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Л Е Г Е Н Д А

14 июня 2013

 

«ДОШУВ КАДАЧАР «ЛОМ ШУР» МИН БЕКА-НАЬКЪАН»

(Пившие из золотой чаши «львиное молоко» Бековы).

Этнографические записи.

Легенда Бековых записана в августе 2008 года, со слов 76-летний жителя селения Кантышево Бекоав Керим-Султана. Записала легенду сотрудница Республиканского архива Льянова Роза Умат-Гиреевна.

 

Появление этой метафоры восходит к началу XVII века, когда ингуши снова вернулись в горы, построили башни в Таргиме.

 

«Одним из самых  влиятельным человеком там был Дзейт, основатель рода Бековых. Знатные гости, приезжавшие в Таргим, останавливались в башне Дзейта. Один из грузинских царей, поддерживавший политические связи с ингушами, находился в тесных дружеских отношениях с Дзейтом и его сыном Шахмарзом.

Из многочисленных даров, поднесенных грузинским царем Дзейту и его сыну Шахмарзу, сохранилась память о серебреном кувшине и позолоченной «чаше благодати» –  изделий тончайшей ювелирной работы.

Кувшин в течении веков исчез; по одним источникам его обменяли на кровника, по другим – продали. Но чаша сохранилась по сей день.

Более 200 лет назад, когда первые представители рода Бековых Бек, Гели, Темарк и др. покинули Таргим и поселились в с.Кантышево, чашу Шахмарза оставили в горах у членов тейпа. Там она передавалась от одного поколения к другому. Последним из Таргима выехал Беков Долтмарз в с.Галашки. С тех пор она хранилась в его семье. В годы депортации чашу удалось вывезти в Казахстан и сохранить.

Подарок грузинского царя имел важное практическое значение. Старейшины тейпа (рода) по языческому обряду перед важными событиями, передавая «чашу благодати» по кругу, пили из неё молоко, от которых якобы исходила благодать».

 

На одной из сторон чаши есть изображение льва и, видимо, поэтому народная молва и создала матафору «лом шур», что дословно переводится как «львиное молоко». Есть и другая версия данной метафоры: «Шахмарза даттув кадачар «лум шур» мин Бека-наькъан».

Представить читателям снимок чаши Шахмарза мы, к сожалению, не имеет возможности, т.к. она, со слов рассказчика, находится в семье одного из потомков Бека Бекова Хамзата, ныне живущего в Москве.

Картоев Магомет Мусаевич