ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

ХРОНИКИ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ 1817-1864 гг.

1 июля 2013

(Галашевское общество горной Ингушетии,  1841 год.)

Полувековая Кавказская война 1817-1864 гг., втянувшая в себя практически все народы Северного Кавказа, обитавших от Черного до Каспийского морей, несмотря на многочисленные исследования, все еще остается не изученной до конца. История этой войны, драматичная во всех проявлениях своей сложной сути, содержит еще много «белых пятен», исследовать и открыть которых для широкой общественности задача нашего  и последующих поколений

Особенно слабо изучены действия частей войск Отдельного Кавказского корпуса (Кавказской армии) на территории современной Ингушетии. Официальная историография по Кавказской войне придерживается мнения, что территория Ингушетии не была ареной ожесточенных военных действий в таких широких масштабах как в Чечне и в Дагестане. Отчасти это имеет под собой реальную основу.

С 1836 по 1852 гг. горное Галашевское общество ингушей оказывало упорное сопротивление русским войскам, предпринимавших неоднократные попытки посредством экспедиционных (карательных) отрядов усмирить «непокорных правительству нашему Галашевцев», но попытки эти, зачастую, оканчивались военными поражениями. Причинами тому служили сложность любых военных операции против горцев, населявших высокогорные районы Кавказского хребта. К тому же тесные и глубокие горные ущелья, крутые склоны гор, покрытые труднопроходимыми лесами, бурные реки, отсутствие не только каких-либо точных карт, но и незнание местности, плюс к тому стойкость духа, яростное сопротивление горцев любому посягательству (от кого бы оно не исходило) на их свободу и жилища, все это и другие препятствия, созданные самой природой и человеком, практически не давали шансов для каких-либо серьезных военных успехов частям Кавказской армии.

Об одной из таких частей (отрядов) войск Кавказской армии, а именно т.н. Назрановского отряда, сформированного в местечке Назрана и действовавшего на Сунженской линии Отдельного Кавказского корпуса для «усмирений непокорных горцев» горной части Ингушетии, мы и хотим познакомить читателей.

Мы впервые представляем документы из фондов Российского Государственного Военно-исторического архива, освещающие некоторые эпизоды военных действий Назрановского отряда в горной Ингушетии и на приграничных землях Чечни:

выписка из Отношения Военного министра к Командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории, с приложением копии с Предписания Командующего войсками на Кавказской линий Начальнику центра Кавказской линий (март, 1841 год);

выписка из копии Предписания Командующего войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал-адъютанта Граббе (март, 1841 год);

выписка из Всеподданнейшего Доклада из дела о действиях на Кавказе. Назрановский отряд (май, 1841 год);

выписка из Журнала военных происшествий случившихся на Кавказской линий и в Черномории (май-июнь, 1841 год), доставленная при Рапорте генерал-адъютанта Граббе (июнь, 1941 год);

выписка из Журнала военных происшествий случившихся на Кавказской линии и в Черномории, доставленная при Рапорте подполковника Кусакова (июль, 1841 год).

Изложенные в документах материалы довольно содержательно повествуют о формировании и деятельности Назрановского отряда Кавказской армии. Однако, вместе с тем, нельзя не подвергнуть справедливой критике изложенный в них документационный материал, так как он не лишен завышенной оценки действиям отряда и явного принижения действий небольших мобильных отрядов горцев, их военно-тактических характеристик.

Можно утверждать, что ход боевых операции, изложенные в донесениях русских офицеров, несколько необъективны. Возможно, для того чтобы вести полноценные объективные записи в своих полевых дневниках им не хватало гражданской «смелости» перед вышестоящим начальством. А ведь им, боевым офицерам, на практике знакомым что такое война, знакомым с военной стратегией и тактикой, должно было быть известно, что тот, кто хорошо знаком с местностью, на которой он воюет, имеет определенное преимущество над противником незнакомым или слабо знающим местность, на котором он ведет боевые действия, несмотря на превосходство в силе и вооружений. В нашем случае, это отряды горцев и части Кавказской армии.

Несмотря на допускаемые офицерами Кавказской армии необъективности хода боевых действий, в особенности по статьям потерь, при изложении в походных записях своих экспедиционных отрядов (Назрановский отряд под командою подполковника Золотарева), думается, что представленные документы будут, безусловно, интересны всем, кто занимается историей самой продолжительной в военной истории Российского государства Кавказской войны 1817-1864 гг., и военной историей Ингушетии XIX века.

Авторский стиль изложения в документах сохранен без изменений.

 

Вступительная статья и подготовка материалов к печати

главного специалиста ГАС РИ  И.Г. АЛМАЗОВА

 

 

 

Документ 1

ВЫПИСКА ИЗ ОТНОШЕНИЯ г.ВОЕННОГО МИНИСТРА

К  КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИЙ

И В ЧЕРНОМОРИИ № 1622 от 10 марта 1841 года.

Начальство над Назрановским отрядом Его Величество предоставил г.Командиру Отдельного Кавказского корпуса поручить генерал-майору Пирятинскому, а в случае его болезни другому генералу по его избранию, но отнюдь не генерал-майору Пулло отозванному в С[анкт]-Петербург.

Верно: помощник-секретарь /подпись/

***

КОПИЯ С ПРЕДПИСАНИЯ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИЙ И ЧЕРНОМОРИИ  НАЧАЛЬНИКУ  ЦЕНТРА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ              № 593 от 30-го марта 1841 года.

Из предписания моего от 19-го марта за № 316 известно уже Вашему Превосходительству, что г.Корпусной Командир счел необходимым иметь для совершенного обеспечения Военно-Грузинской дороги и Владикавказского округа довольно значительный отряд в окрестностях Назрана и что я со своей стороны испрашивал у г.Военного министра разрешения командования этим отрядом вверить Вашему Превосходительству.

Ныне Его Сиятельство предписанием от 10-го марта за №7622 сообщает мне, что Государю Императору благоугодно было согласиться на составление означенного отряда, а также и на назначение Вас начальником оного. Вследствие этого имею честь сообщить Вашему Превосходительству следующее: <далее в текст добавлена надпись «Доставлен при Рапорте Начальника штаба Отдельного Кавказского корпуса от 28 апреля №474, который находится в [деле] 22 ноября 1840 г., о действиях на Кавказе в 1841 году. 22 мая доклад»>.

1). Сверх постоянного начальства Центром Кавказской линии вверяется Вам командование Назрановским отрядом и временное заведывание управлением Владикавказского коменданта, во всем относящимся до военных действий и до обеспечения спокойствия края. Поэтому, все войска состоящие в ведении Владикавказского коменданта подчиняются Вашему Превосходительству.

2). Вверяемый начальству Вашему отряд состоять будет из 1-го, 2-го и 3-го батальонов Волынского пехотного полка, 2-х эскадронов Малороссийского казачьего и 100 казаков Горского полков, 4-х орудий легкой №7 батареи 20-й Артиллерийской и 2-х орудий подвижных орудии 2-й роты 12-й гарнизонной Артиллерийской бригады. Кроме того, разрешается Вам в случае особенной надобности составлять сводный батальон из Кавказских Линейных батальонов №№ 4-го, 5-го, 6-го и присоединять его к Назрановскому отряду. Также разрешается Вам собирать в случае надобности по усмотрению Вашему временно столько милиционеров, сколько Вы найдете нужным и кроме того, иметь при отряде некоторое число милиционеров постоянно, но только не более 150 человек. Независимо от Начальства Назрановским отрядом вверяется Вам и главное Начальство над летучим отрядом составляющимся у г.Моздока, по примеру прошлого года из 2-х батальонов Минского [пехотного] полка, 50 казаков Горского и 50 [казаков] Моздокского полков и 2-х подвижных орудий 2-й роты 12-й гарнизонной Артиллерийской бригады. Для командования этим отрядом под главным Вашим руководством, назначается мною Командир Горского казачьего полка майор Круковский.

3). Из числа войск долженствующих войти в состав Назрановского отряда батальоны Волынского полка и казаки Горского полка, прибудут в крепость Назрань около 15 апреля, подвижные орудия 2-й роты 12-й гарнизонной Артиллерийской бригады теперь уже там находятся и присоединение к этим войскам казаков Малороссийского полка зависеть будет от распоряжения Вашего Превосходительства: Вашему усмотрению представляется иметь оба эти эскадрона постоянно в сборе при отряде или часть оных; распускать по домам и собирать только в случае надобности. Таким образом, к 15 апреля собран будет весь Назрановский отряд, за исключением 4-х орудий легкой №7 батареи, которые не могут прибыть туда ранее 10 числа мая. Но впрочем, Вашему Превосходительству представляется, если бы Вы сочли нужным, еще до прибытия их иметь при отряде большое число артиллерии, то присоединить для сего к находящимся уже в Назране 2-м подвижным орудиям 2-й роты гарнизонной Артиллерийской бригады, еще те четыре орудия той же роты, которые находятся в различных укреплениях по Военно-Грузинской дороге, если Вы сделать это сочтете возможным. Что же касается до летучего отряда при г.Моздоке, то войска в оный назначенные будут собраны в Моздоке к 20 апреля.

4). Главною и непременною целью Назрановского отряда должно быть совершенное обеспечение Военно-Грузинской дороги и вообще всего Владикавказского округа, а также предупреждение всех покушений, которые бы неприятель мог сделать против Малой Кабарды.

Для достижения этой цели предоставляется благоусмотрению Вашего Превосходительства расположить отряд этот в том месте, где Вы сочтете выгоднейшим, а также по усмотрению Вашему или иметь его всегда в совокупности, или разделить его на несколько частей.

Кроме того, так как Вы в рапорте Вашем от 15 марта за №633 описывая положение Кабарды, считали почти необходимым иметь сверх двух небольших отрядов на Военно-Грузинской дороге и в Малой Кабарде еще два таковых в Баксанском ущелье на реках Ксанти и Гундельнга для преграждения пути партиям, которые намерены бы были проникнуть в Большую Кабарду из Закубании, то я представляю Вашему усмотрению все войска, ныне начальству Вашему вверяемые, распределить таким образом, чтобы иметь возможность уделить, если Вы найдете совершенно нужным, некоторую часть оных для обеспечения Большой Кабарды от народов Закубанских.

Цель же летучего отряда при г.Моздок должна быть охранение Малой Кабарды и нашей линии по Тереку от Моздока примерно до Назрана. Для сего Ваше Превосходительство имеете Командиру оного давать нужные наставления, приказать ему быть с Вами в беспрерывном сношении и в случае нужды содействовать ему со своей стороны с Вашим отрядом.

Вообще же предоставляется совершенному Вашему усмотрению принимать все меры, которые Вы для достижения означенной цели сочтете нужным.

5). Сверх этой цели, должны Ваше Превосходительство иметь в виду еще и другое, весьма важное обстоятельство, а именно, содействие с Назрановским отрядом, действием Главного Чеченского отряда, который будет состоять под личным моим Начальством. Для сего, во-первых, необходимо Вам будет по прибытии моем в Грозную, войти со мною в сношение при движениях моем в Чечню, предпринимать со своей стороны, по соглашению со мной, наступательные действия к Галашевцам или в Малую Чечню и без моего разрешения, если Вы таковые движения сочтете полезными, и вообще не пропускать ни одного удобного случая наносить вред Чеченцам и тем содействовать к их покорению.

6). Так как Назрановское укрепление пришло в совершенную ветхость, то во время пребывания в окрестностях оного отряда, возлагается на него обязанность перестроить это укрепление, т.е. рвы и все земляные насыпи привести в надежное оборонительное состояние, а также по мере возможности снабдить’ палисадом и исправить жилые строения. На предмет этот препровождаю я при сем к Вашему Превосходительству триста пятьдесят рублей серебром, вместе с книгою для записания их прихода и расхода. Если же денег этих на означенную перестройку было бы недостаточно, то Ваше Превосходительство войдете о том ко мне в свое время с особым представлением.

7). На наем лазутчиков, посылку донесений Ваших с нарочными, и другие непредвиденные предметы, препровождаю Вам экстраординарной суммы пятьсот рублей серебром, также с книгою для записывания их прихода и расхода. Если впоследствии суммы этой будет недостаточно, то прошу Ваше Превосходительство мне тогда о том представить.

8). Милиционеры, которых сочтете Вы нужным иметь постоянно при отряде, будут получать продовольствие по существующему для них положению. Обыкновенные милиционеры провиант и мясную порцию наравне с нижними чинами, а князья и другие почетные лица на каждого милиционера в месяц по два барана и по сорока пяти фунтов пшена, и для продовольствия лошадей по два горнца овса в день, где это будет необходимо. Затем сим последним провианта и мясной порции уже выдаваться не будет.

Сообщая все сие Вашему Превосходительству, остаюсь я вполне уверенным, что Вы с своей стороны употребите все от Вас зависящее для совершенного выполнения цели вверенному Вам отряду предназначаемой.

О получении этого предписания покорнейше прошу Ваше Превосходительство меня уведомить, также прошу донести в свое время о сборе Назрановского отряда и принять Вам над оным начальство.

Верно: генерал-майор /подпись/

РГВИА. Ф.846, оп.16, д.6429

 

***

Документ 2

ВЫПИСКА ИЗ КОПИЙ С ПРЕДПИСАНИЯ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ И ЧЕРНОМОРИИ ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА ГРАББЕ, В СТАВРОПОЛЬСКОЕ ПОЛЕВОЕ ПРОВИАНТСКОЕ КОМИССИОНЕРСТВО  № 545 от 23-го МАРТА 1841 года.

О НАЗРАНОВСКОМ ОТРЯДЕ.

Отряд, который назначалось составить при укреплении Назрановском, увеличивается. В составе оного войдут: 1-й, 2-й и 3-й батальоны Волынского пехотного полка, два эскадрона Малороссийского казачьего полка, 100 человек Горского казачьего полка, 150 человек милиционеров, четыре орудия легкой №7 батареи 20-й Артиллерийской бригады и два подвижных орудий 2-й роты 12-й Артиллерийской бригады. Войска, которые должны войти в состав Назрановского отряда, собраны будут в укреплении этом не позже 15-го числа будущего апреля и останутся в сборе примерно до половины ноября месяца.

Верно: Помощник-секретарь   /подпись/

РГВИА. Ф.846, оп.16, д.6429, л.8

 

 

***

Документ 3

ВЫПИСКА ИЗ ВСЕПОДДАННЕЙШЕГО ДОКЛАДА от 22 МАЯ 1841 года, КОТОРЫЙ НАХОДИТСЯ В ДЕЛЕ О ДЕЙСТВИЯХ НА КАВКАЗЕ.

НАЗРАНОВСКИЙ ОТРЯД

Волынского пехотного полка — 3 батальона, Малороссийского казачьего полка — 2 эскадрона, Горского казачьего полка — 1 сотня, 150 милиционеров и 6 орудий.

Командование этим отрядом вверено Начальнику Центра Кавказской линии генерал-майору Пурятинскому. Ему же подчинены войска, состоящие в введении Владикавказского коменданта и представлено, в случае надобности, составить сводный батальон из Кавказских линейных батальонов №№ 4-го, 5-го и 6-го, и собирать столько милиционеров сколько он сочтет нужным для временного присоединения к отряду. Отряд сей окончательно сосредоточен к 10-му мая. Цель его собирания: обеспечение Военно-Грузинской дороги, Владикавказского округа и Малой Кабарды, возможное содействие Главному Чеченскому отряду наступательными движениями в Малую Чечню, и наконец, улучшение обороны Назрановского укрепления.

Верно: Помощник-секретарь /подпись/

РГВИА. Ф.846, оп.16, д.6429, л.14

 

***

Документ 4.

ВЫПИСКА ИЗ ЖУРНАЛА ВОЕННЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ СЛУЧИВШИХСЯ НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ И В ЧЕРНОМОРИЙ,  ДОСТАВЛЕННАЯ ПРИ РАПОРТЕ ПОДПОЛКОВНИКА КУСАКОВА от 15 июля 1841 года за № 1087.

30 июня 1841 года рота Волынского пехотного полка, командированная из Назрановского отряда, расположенного при реке Яндаре, под командою подпоручика Ревы, в сгоревший аул Аслан-Мурза-юрт за дровами, была встречена конною Чеченскою партиею, состоящею из 200 человек. Подпоручик Рева построив каре из повозок, начал отстреливаться. Командующий же означенным отрядом подполковник Нестеров услышавший выстрелы, послал две роты того же полка и часть Осетинских милиционеров, при одном орудии под начальством майора Березовского, на помощь к атакованной роте. Горцы, заметив это подкрепление, оставили свои покушения, не успев сделать никакого вреда и, отступив к Галашевскому лесу, скрылись в ущелье.

Верно: помощник-секретарь /подпись/

РГВИА. Ф.846, оп.16, д.6429, лл.14-14 об.

 

 

 

***

Документ 5

ВЫПИСКА ИЗ ЖУРНАЛА ВОЕННЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ, СЛУЧИВШИМСЯ  НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ И В ЧЕРНОМОРИЙ с 30-го мая по 3-е июня, ДОСТАВЛЕННОГО ПРИ РАПОРТЕ  ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА ГРАББЕ                        от 3-го июня 1841 года за № 930.

 

 

Начальник Назрановского отряда генерал-майор Пирятинский в Журнале действий с 7-го по 24-е мая доносит, что  12-го мая получив сообщение, что партия Чеченцев собирается чтобы сделать нападение на Военно-Грузинскую дорогу, он послал две роты Волынского [пехотного] полка с одним орудием, двумя эскадронами Малороссийского [казачьего полка] и одну сотню Горских казаков (Горский казачий полк), 150 человек Осетинской милиции и 60 человек Ингушей, под Начальством подполковника барона Россилиона, приказав ему идти на Кабардинский хребет к соляным колодцам, предполагая, что около этого места должна будет пройти партия.

В 4-м часу по полудни отряд остановился в Ачалуке и оставался там до 7 часов, чтобы ночью взойти на плоскость Кабардинского хребта, отсюда же посланы нарочные с уведомлением к князю Бековичу, майору Круковскому и в осетинские деревни, чтобы предупредить жителей. 13-го числа в два часа по полуночи отряд дойдя до соляных колодцев, расположился там до рассвета. Посланные разъезды открыли следы партии и донесли, что в Магометовом ауле видны огни. Подполковник барон Россилион отрядил туда Осетинцев и 50 казаков Горского полка, приказав им с рассветом напасть на аул. Осетинская милиция нашла там 8 человек, из которых двух убили, одного раненного взяли в плен. Сами же потеряли при оной трех убитыми и одного раненым в живот. Раненый отправлен в лазарет при Владикавказской крепости.

Пленный показал, что партия Чеченцев, состоящая из 400 человек, предполагала отбить табун лошадей между Екатериноградом и Черноярской станицей, но по полноводии Терека, намерение это не состоялось и потому они решились напасть на осетинские аулы: Кундухова, Заманкул, равно и на аул Пседахе близ Константиновского укрепления, с тем, чтобы уговорить уйти с ними жителей и угнать скот. Узнав это подполковник барон Россилион, оставив Ингушей в Ачалуке, сам же двинул отряд к Константиновскому укреплению. Жители аула Пседахе уже совершенно готовые уйти с Чеченцами, остались при появлении наших войск. Чеченцы же после сильной драки с нашим авангардом отступив рассыпались по всем направлениям, большая часть сих скрылась в лесу, но, будучи преследуема и загнана в самую чащу леса, принуждена была, опять вступив в сильную перестрелку, скрыться малыми группами и в одиночку в лесной чаще. Преследование сих не представилось возможным из-за незнания оных лесных мест. В этом деле Чеченцы потеряли 9 человек убитыми и ранеными и 6 лошадей. За проявленное усердие в оном деле Начальником отряда подполковником бароном Россилионом дозволено Осетинской милиции снять оружие с убитых горцев (курсив наш, — А.И.). Наши потери составили 7 убитых и 3 раненых из нижних чинов, и 4 лошади. От полученной в том бою раны в живот в лазарете умер унтер-офицер Горского полка Ефим Сафонов. Неприятелем в плен уведены 2 нижних чина того же полка и один милиционер из Осетин.

Оставив милицию и жителей осетинских аул, пришедших по тревоге, для дальнейшего наблюдения за Чеченцами, засевшими в лесу, отряд возвратился на свои места. Она же доносит, что сумели захватить несколько Карабулакских семейств, чтобы выменять на оных наших пленных.

15-го числа подполковник барон Россилион собрал весь отряд при Яндаре, за исключением двух рот с орудием, оставленных в лагере при Назране и роты с орудием оставленной на позиции при Яндаре, двинулся в 9 часов вечера по направлению к Ханиеву аулу. Полноводие Оссы не позволило перевести пехоту, а кавалерия хотя и переправилась на рассвете 16-го числа, но одна не могла войти в чащу леса и потому отряд принужден был возвратиться на прежнюю позицию.

Верно: Секретарь   /подпись/

РГВИА. Ф.846, оп.16, д.6429, лл.9-9 об., 10

 

 

 

Из истории русско-ингушских отношений в Х 1Х в.

 

В   фондах ГАС РИ имеются весьма интересные   документы, характеризующие некоторые эпизоды из  истории  ингушей в период вступления в российское подданство. Данные  источники показывают события, происходившие на закате долгой  Кавказской войны.

В установлении господства над горцами царские власти « …не останавливались ни перед какими жертвами, чтобы совершить то, что еще  ни одному покорителю мира не удавалось, что русский колосс  в неравной борьбе против незначительного противника прибег не только к оружию, но пользовался  часто  и нечестными средствами, как нарушение обещаний и нечеловеческая жестокость, чтобы побороть горсть нерегулярных бойцов, чтобы в этой борьбе северокавказцы были русским правительством нещадно истреблены и около половины  остального населения принуждено было выселиться, покинув родину, что плодородные земли были отчуждены в пользу казаков и русских поселенцев»*[1]. Не пренебрегали  ничем, даже самыми жестокими методами, приводившими к тому, что «аулы, лежавшие на пути (у  царской армии), обращены были в пепел»[2], а «непокорившимся еще аулам был дан срок одуматься и объявлено, что по истечении этого срока, они будут истреблены до основания» [3]. Как известно, с целью расширения российского господства на  Северном Кавказе в начале второй половины 18 века стали создаваться  казачьи станицы, в частности, на территории ингушей,  путем переселения  последних в Османскую империю.

Нужно отметить, что процессы покорения для горцев  были  обременительны вдвойне, так как борьба за влияние среди  них велась с двух сторон: с одной — это   пропаганда Шамиля, а с другой  -карательные операции  царских войск. Были также моменты разочарования   представителей царизма  в возможности смирить и привлечь на свою сторону горцев, считая «невозможным упрочить власть в этой непреступной стране»[4]. И потому процессы покорения,  как для Шамиля, так и для  царской России,   применительно к «народу, привыкшему издревле к своеволию дикой свободы»[5],  казались невозможными.

Уставшие от бесконечных потерь, как в человеческих жертвах, так и в жилищах и имуществе, горцы принимали покорность с «приближением отряда царской армии, изъявили желание выдать барону Вревскому аманатов»[6].   «Вступлением в российское подданство наши деды имели в виду основную цель- устранение препятствий к возвращению на свои плоскостные земли. И эта цель была достигнута- уже в начале 80-х годов  начинается процесс заселения Назрановской равнины. Россия же видела в Ингушетии свой оплот на Северном Кавказе в условиях не совсем еще устойчивых своих позиций. И наши предки не раз это доказывали».[7]         Помимо жестоких методов   в процессе покорения горских народов, царскими властями использовались различные приемы  для полного привлечения их на свою сторону, в том числе  путем налаживания дружественных отношений с последними. При этом  приглашались почетные представители из горцев, производились вручения им различных наград, а также поощрения в виде материальных вознаграждений.

В приводимых   исторических документах описываются события, свидетельствующие  о приеме, устроенном Русским императором, для депутатов-ингушей от  Галашевского и Карабулакского обществ.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии   нач. отдела научных исследований ГАС РИ, к.с.н М.С.Дзауровой.

 

 

 

 

Главнокомандующего

         Отдельным

Кавказским корпусом

От  января 1850 г.

№14

 

 

 

 

Милостивый  Государь

Князь Александр Иванович (Чернышев)!                               

 

Из журналов о военных действиях отряда Генерал-майора Ильинского и предъидуших моих отзывах Ваша Светлость усмотреть изволили вполне успешный  ход и окончание экспедиции предпринятой нынешнею  зимою в Галашевское ущелье.

Появление войск наших с двух сторон  в самых непреступных аулах водворенных в лесах по берегам рр. Фортанги, Перута и Ассы; строгое наказание испытанное этими аулами; дало 12 декабря и совершенное поражение скопищь, которых Шамиль направил было на помощь угрожаемым селениям; наконец вырубка широкой просеки и устройство прочного сообщения от реки Сунжи в верховья Ассы, открывающие нам  всегда свободный доступ в это ущелье- доказали здешним непокорным племенам, что дальнейшее сопротивление для них невозможно, а потому все  Галашевцы и Карабулаки, не исключая и самых отдаленных аулов, в числе более 2-х /т (2-х сот.- автор) фамилий, торжественно принесли покорность, выслали депутатов в лагерь отряда, выдали аманатов из почетнейших семейств, выгнали абреков из  среди себя и обязались исполнять безпрекословно все требования Правительства.

Событие  это я считаю весьма важным не только для успокоения Владикавказского Округа и обеспечения Военно-Грузинской дороги, но и по влиянию которое  оно будет иметь повсюду, как признак ослабления власти Шамиля и поддерживаемого им союза горцев; оно докажет всем что каждое племя может покоряться отдельно, не страшась угроз возмутителей, и что мы имеем средства защищать тех которые прибегнут к нашему покровительству.

Депутаты от вновь покорившихся племен явились ко мне на днях в Тифлис. Во внимание к изъявленному ими от имени народа обещанию отказаться навсегда от враждебных против нас действий, я объявил им именем Его Императорского Величества полное прошение и объяснил обязанности, которые им впредь предстоят и выгоды которые они сами извлекут от мирной жизни.

Вместе с тем сделал я  все нужные распоряжения о принятии этих аулов в число  покорных племен Владикавказского Округа и поручил их в введение Начальника Верхне-Сунженской линии, на том же основании как он управляет прочими аулами на этой линии водворенными, и вменил в обязанность Генерал- майору Ильинскому постоянно иметь в виду защищать эти племена от всяких враждебных покушений Шамиля, употребляя для того  в случае надобности войска расположенные на  Сунже и в передовых укреплениях; я надеюсь, что при его и Полковника Слепцова заботливости горцы скоро узнают разницу в положении обществ находящихся под игом Имам-Азама и тех которые нам покорны и живут под защитою нашего оружия.

Между прочими просьбами старшины Карабулакские, как вновь покоривших аулов так и той части этого племени которая оставалась нам верною и жила между Назрановцами, объяснили мне, что они приняли -бы за знак особенной Монаршей милости если б Государю Императору благоугодно было дозволить народу их по примеру других отправить депутацию в С. Петербург для изъявления у подножия престола их раскаяния за прежние действия части из племени и заверения в готовности служить впредь верно и усердно. С моей стороны я полагал -бы что отправление подобной депутации было бы весьма полезно, а потому имею честь просить Вашу Светлость исходатайствовать на то  Высочайшее Его Императорского Величества соизволение.

Отзыв этот я отправил к Вам с Генерального штаба Полковником Веревкиным, который, по Высочайшему повелению изъясненному в Вашем отзыве ко мне, № 1549, прикомандирован, согласно его желанию, к образцовому пехотному полку.  Штаб-офицер этот участвовал с отличием в последней зимней экспедиции, равно как во многих других, был одним из главнейших помощников Генерал-майора Ильинского, совершенно знает край и может словесно представить Вашей Светлости все сведения о местности, где происходили военные действия, о положении упомянутых горских обществ и о влиянии которое последние наши успехи будут иметь на край.

Вместе с тем,  в настоящее время имея надобность в Полковнике Веревкине для исполнения разных поручений, я имею честь покорнейше просить Вашу Светлость, не прикомандировывая его к означенному полку, возвратить его в Тифлис, коль скоро ж исполнить возлагаемое мною на него поручение, дав ему некоторое время для свидания с матерью его, вдовою Генерал- Лейтенанта Веревкина, ныне живущею в Петербурге.

Примите, Милостивый Государь, уверение в совершенном моем почтении и преданности.  *РГВИА Ф.38, Оп.7, Д.159, Лл.1-4 с об.

 

 

 

Копия с отношения Главнокомандующего Отдельным

Кавказским Корпусом от 16 января №12, к Г.Военному Министру

 

Немедленно по  покорении Карабулакцев и Галашевцев, прибыла ко мне от этих народов депутация с изъявлением преданности Русскому Правительству.

Эта депутация состояла из шести почетнейших старшин поименованных в приложенном списке. По Высочайше предоставленной мне  власти, я возложил золотые медали на них и на сопровождавшего депутацию Назрановского старшину Алти Мальсагова.

Честь имею покорнейше просить  предстательства Вашей Светлости перед Государем Императором об утверждения этого назначения.

 

 

Список

Старшинам Карабулакского и Галашевского племени на которых по Высочайше предоставленной мне Государем Императором власти, возложены золотые медали

 

 

Карим Фаргиева

 

 

Чада Чаплоева

Чабрали Вельхиева

 

Галашевского племени

Ахром Исламова

Мутал Сакалова

 

 

Хадажук Цогиева

Сопровождающего депутацию Назрановского старшину

Алти Мальсагова

С надписью «За усердие»

На Владимирской ленте

 

 

На Анненской ленте

На Анненской ленте

 

 

На Анненской ленте

На Анненской ленте

 

С надписью «За храбрость»

На Георгиевской ленте

 

 

На Георгиевской ленте

 

*РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.6, 6об.

Министерство военное

От 19 июля 1851 года

№304

 

Главнокомандующий отдельным Кавказским Корпусом, отношением от 5 января 1850 года, ходатайствовал о разрешении Карабулакам и Галашевцам, согласно изъявленной ими просьбы: по примеру других покоряющихся народов отправить депутацию в С. Петербург, для изъявления у подножия Престола раскаяния их и заверения в готовности впредь служить верно и усердно.

Государь Император, на всеподданнейшем докладе о сем, в 21-й день января 1850 года, собственноручно изволил написать следующую резолюцию: «Прислать депутатов очень можно и полезно.»

Монаршая воля сия тогда же и сообщена была Генерал- Адъютанту Князю Воронцову для исполнения.

Ныне, Главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом, от 5 июля уведомляеть, что он предписал Командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории, об отправлении теперь же означенной депутации с тем, что если она, по прибытии в Москву, не застанет там Государя Императора, то следовала бы в С.Петербург. Для сопровождения депутации, предоставлено Генерал Лейтенанту Заводовскому назначить благонадежного офицера. *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.14, 14об.

 

 

 

 

Военному Министру

Господину Генерал-Адьютанту и кавалеру Князю Чернышеву.

 

Сопровождающего Депутацию от

Галашевского и Карабулакского обществ 1-го Сунженского

Линейного казачьего полка Сотника Гескета.

 

Рапорт

 

Вашей Светлости почтительнейше донести честь имею, что 18-го числа июля сего 1851 года Депутат Карабулакского общества из фамилии Цыцоевых Старшина Дудур Ахлов, по слабости здоровья немог перенести трудности дороги и на второй станции от Владикавказа в станице Николаевской заболел, где по желанию его и по согласия всей депутации оставлен мною и обеспечен  средствами  к обратному отправлению по выздоровлении  в крепость Владикавказ.

Сотник Гескет.

 

Июля 29 –го дня 1851 года

Станица Екатериноградская. *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.15, 15об.

 

 

Министерство Военное

Военно-сухопутного госпиталя

От 13 августа 1851 года

№3201

 

 

Начальнику отделения Канцелярии Военного Министерства,

Господину Полковнику и кавалеру Баумгартену

 

 

 

Кантора 1-го Военно- Сухопутного Госпиталя честь имеет сообщить Вашему Высокоблагородию, что препровожденные при билетах Ваших от 11-го сего августа, за №№1802 и 1803, заболевшие помощник  Галашевского  общества Депутат Давлет Мирза Татыров и Старшина того же общества Саралип Губаханов, вчерашнего числа поступили в сей Госпиталь, для пользования.  *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.18.

 

 

 

 

Государь Император Всемилостивейше пожаловать соизволил Депутатам прибывшим в С.Петербург следующие награды:

 

От Галашевского общества

Старшинам:

2.Хатожуко Цокиеву

 

 

3.Копашу Солумову

 

4.Цакло Бокиеву

 

5.Ахрушу Беймурзиеву

 

 

6.Саралипу Губаханову

 

Чин прапорщика с производством жалованья по 45 руб. серебром в год на 5 лет.

Золотую медаль на шею на Георгиевской ленте.

Золотую медаль на шею на Георгиевской ленте.

Чин прапорщика с производством жалованья по 75 руб. серебром в год на 5 лет.

Золотую медаль на шею на Анненской ленте.

 

 

 

 

 

 

 

От фамилии Булгучевых.

 

 

8.Поручику Берту Мамиеву

 

Старшинам

9.Алихану Агамурзову

 

 

10.Корыму Форгиеву

Пенсион по 200 руб. сер. в год.

 

 

Чин прапорщика с производством жалованья по 75 руб. сер. в год на 5 лет.

Чин прапорщика с производством жалованья по 150 руб. сер. в год.

 

Старшинам

12.Дудару Ахлову

 

13.Муталу Беймурзиеву

14.Ахла Миружоеву

 

Золотую медаль на шею на Анненской ленте

Чин прапорщика

Золотую медаль на шею на Анненской ленте

15.Магию Магометову

16.Джебрали Вельгиеву

 

 

Чин прапорщика

Чин прапорщика с производством жалованья по 45 руб. в год на 5 лет

 

 

 

Помощнику переводчика из Карабулаков

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как денежные награды и пенсионы, так и  все вообще расходы: на покупку эполет для пожалованных офицерскими чинами, на содержание и отправление в обратный путь означенных Депутатов, Высочайше  повелено отнести на  Государственное Казначейство, вытребовав нужную на сей предмет сумму, по окончании всех расчетов; а до тех пор, расходы по сему предмету производить из наличных сумм Канцелярии Военного Министерства, с пополнением оных впоследствии из Государственного Казначейства.

 

«15» августа 1851 года.

Князь Долгоруков. *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.25, 25 об., 26.

 

 

 

Справка

 

Двое из числа прибывших депутатов, по списку под №6 и 20 заболевшие, отправлены мною в 1-й Военно-Сухопутный госпиталь при отношении моем к старшему Доктору, в котором я прошу  его иметь за лечением их особенное наблюдение и уведомить, в каком положении они поступили в госпиталь.

Просьба депутатов, изложенная в рапорте Генерал-Лейтенанта Завадовского, об отмежевании Карабулакам и Галашевцам навсегда потомственных земель,- подлежит рассмотрению Комиссии учрежденной  под председательством Генерал- майора Барона Вревского: для размежевания земель горских народов Центра Кавказской линии, куда,   я полагаю, должно обратить эту просьбу чрез Генерал-Адьютанта Князя Воронцова.

 *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.27, 27 об.

Справка

Кроме двух просьб изложенных в донесении Генерала Заводовского, прибывшие депутаты лично мне объяснили, что желают просить Государя Императора о следующих предметах:

1.О невзымании с них подвод насильственным образом.

2.Чтобы в случае побега одного из них к непокорным горцам, семейство беглого не  было подвергаемо взысканию и ответственности.

Я объявил им, что доведу о сем  до сведения Начальства, но должен однако им заметить, что в случае быстрого движения войск, весьма часто направляемых и для собственной их защиты, они объязаны содействовать движению всеми своими средствами и что если между ними  окажется человек неблагонадежный, они должны предупредить его побег и представить его ближайшему Начальству.

Они сознались в справедливости этих замечаний.

Других общих просьб ими не предъявлено, но некоторые из них объяснили, что имеют частные просьбы на принятие коих, имею честь испрашивать разрешения Вашего Сиятельства. *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл. 28,  28 об.

 

Министерство Военное

От 22 августа 1851 года

№8135

 

Господину Главнокомандующему

Отдельным Кавказским  Корпусом

 

Управляющего Военным Министерством

Рапорт

Государь Император удостоив благосклонным приемом депутацию от Галашевского и Карабулакского обществ, Высочайше повелеть соизволил:

1.Депутатов сих наградить согласно ходатайству Командующего войсками на Кавказской линии и в Черномории, как означено в представляемом при сем списке.

2.Как единовременные денежные награды и пенсионы, в прилагаемом списке означенные так и все вообще расходы на содержание здесь и отправление в обратный путь означенных депутатов отнести на Государственное  Казначейство.

3.Выраженные сими  депутатами нижеследующие просьбы:

а)Об отмежевании Карабулакам и Галашевцам навсегда потомственных земель.

б) О возвращении на родину сосланных из их обществ лиц, которые не с делали лично уголовных преступлений, а подвергнулись ссылке за преступления целых обществ, или родственников своих.

в) О невзимании с них подвод насильственным  образом.

г) чтобы в случае побега одного из них к непокорным горцам, семейство беглого не было подвергаемо взысканию и ответственности,- передать на благоусмотрение  и обсуждение  Вашего Сиятельства.

О сих Высочайших повелениях, к исполнению коих сделаны надлежащия распоряжения, имею честь почтительнейше довести до сведения Вашего Сиятельства, с препровождением двух письменных просьб, поданных Темурко Мальсаговым и Алиханом  Агамурзовым.

Подписал: Г А  Князь Долгоруков.

Скрепил: Директор Свиты Его Императорского Величества, Генерал Майор-Барон Вревский. *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл. 52,  52 об., 53.

 

 

 

 

 

Министерство Военное

23 августа 1851 г.

№ 8160

Милостивый Государь, Константин Иванович!

 

В следствие отношения Конторы 1-го Военно-сухопутного С.Петербургского госпиталя от 22  августа №3319, о смерти старшины  Галашевского Общества Саралипа Губаханова,- имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что за вещами умершего прибудет переводчик Депутатов, Прапорщик Исса Мальсагов, а за безграмотностью его для расписки, 1-го Сунженского Казачьего полка казак Изюмов.

Примите уверение и проч.

Подписал: Барон Вревский *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.  61.

 

 

Господину Директору Канцелярии 

Военного Министерства, Свиты Его Императорского Величества Генерал Майору и кавалеру Барону Вревскому 1-му

 

 Сунженского Линейного

                                                                       Казачьего полка Сотника Гескета

Рапорт

 

По предписанию Г.Начальника Владикавказского военного округа, от 13 июля сего года отправился я для сопровождения вверенной попечению моему депутации, от  племен Галашевцев и Карабулаков, в числе 5-ти обер офицеров, 13-ти старшин, при 2-х переводчиках, 3-х служителях и 1-го  казака, с которыми 11 –го августа и прибыл в С.Петербург.

Во время следования в пути один из Депутатов Дудур Ахлов по случаю постигшей его болезни с согласия Депутации и больного оставлен в Николаевской  станице, о чем было мною донесено Г.Военному Министру, Командующему войсками на Кавказской и Черноморской линии и Начальнику Владикавказского военного округа. Двое же из Депутатов Суралип Убаханов и Дорот Мурза Татыров заболевшие в пути между Новочеркаском и С.Петербургом, по настоянию всех чинов Депутации и самих больных привезены были в С.Петербург, -причем  им оказываемы были всевозможные врачебные в пути пособия, по прибытии же в С.Петербург отправлены также с согласия  Депутации для пользования в 1-й Военно-Сухопутный госпиталь, где один из  них,  и именно Дорот Мурза Татыров 16-го августа умер и погребен в присутствии своих товарищей по магометанскому обряду.

Донося о сем Вашему Превосходительству, почтительнейше имею честь присовокупить, что во время следования до С.Петербурга … я вынужден был независимо от выданных им на 26 –дневное содержание денег, приплачивать из суммы ассигнований мне на непредвиденные расходы,- а потому представляя при сем счет в израсходовании выданных мне на прогоны и другие  путевые издержки деньгах покорнейше прошу, Ваше Превосходительство, приказать отпустить на дальнейшее мое с Депутациею пребывание в С.Петербурге, примерно пятьсот рублей серебром, чтобы иметь возможность показывать членам Депутации достопримечательности С.Петербурга  и окрестности онаго.

Сотник Гескет.

 

23 августа 1851 года

               С.Петербург.             *РГВИА Ф.38,Оп.7, Д.159, Лл.  63-64 с об.

 

[1] В.-Г. Джабагиев «Свободный Кавказ»//Ингушский «Мемориал».  Назрань-Москва. 2007.С.21.

 [2]«Покорение Галашек  (Из истории Кавказской войны по запискам участника, артиллерийского капитана  Де-Саже)» // «Военный сборник». 1902 №2. С.49

[3] Там же. С.50

[4] Там же. С.47

[5] С.48

[6] Там же. С.50

[7] Э.Мужухоева. «На пути к миру» // «Сердало» №26. 2005.

Картоев Магомет Мусаевич