ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

К земельному вопросу в Ингушетии (втОРАЯ полОВИНА XIX – начАЛО XX в.)

1 июля 2013

 

К концу Кавказской войны (1817-1864 гг.) завершается строительство Сунженской укрепленной линии. Проложенная по землям ряда ингушских этнотерриториальных групп (обществ), она оказала негативное влияние на процесс этнополитической консолидации ингушского народа и стала одним из существенных факторов торможения социально-экономического и культурного развития Ингушетии второй половины XIX – начала XX века.

Все административно-территориальные реформы на Северном Кавказе, в частности в Ингушетии, предпринимавшиеся в этот период, были лишь логическим продолжением начатой еще во время Кавказской войны «стратегии» создания внутренних контролируемых границ и установления постоянного надзора над коренным населением.

Укрепления и казачьи станицы Сунженской линии возводились на конфискованных землях ингушей, которых насильно расселяли во вновь созданных крупных населенных пунктах. По-сути, в назначенных администрацией местах компактного проживания.   Этнотерриториальные группы ингушей — карабулаки (орстхой) и галашевцы были вытеснены со своих земель по Сунже и Ассе, также было выселено ингушское население из окрестностей Владикавказа и Тарской долины. На месте крупнейших и старейших ингушских поселений, располагавшихся на территории современного Пригородного района – Ангушт, Ахки-юрт, Таузен-юрт и Шолхи, были основаны казачьи станицы – Тарская, Сунженская, Аки-Юртовская и хутор Тарский.[1]

Вся предгорная зона ингушских земель была передана казакам, горцы и жители плоскости  были  отрезаны друг от друга казачьими станицами, сообщение между ними крайне затруднилось. Потеря предгорных земель обернулась для горцев регрессом в скотоводстве, основном источнике их материального обеспечения.   В результате в горной Ингушетии отмечается обнищание населения, часть горцев были вынуждены переселиться на арендуемые у казаков земли, тем самым, попадая в экономическую зависимость от новых хозяев земли. Отмечается обострение социальных и национальных противоречий между казаками и ингушами, в основе которых лежал земельный вопрос. Крайне неравномерное и явно не справедливое в отношении горцев распределение земельного фонда, усугублялось и тем обстоятельством, что последние были вынуждены арендовать землю, которая еще недавно являлась их собственностью. При этом условия аренды были весьма жесткими и то, что ингуши их все же принимали, свидетельствует об их крайне тяжелом, фактически безвыходном, материальном положении. 

Мы начинаем цикл публикаций, посвященных земельному вопросу в Ингушетии второй половины XIX – начала XX века, с нескольких документов, содержащих статистические материалы и переписку по управлению Терской области, об ингушских хуторах, образованных на земле, арендуемой у казаков.[2] Документы под №№ 1 и 2, относящиеся к 1906 году отражают особенности арендных отношений между казаками и ингушами в период наибольшего обострения земельного вопроса. В документах под №№ 3-5, относящихся к 1893 году приводятся списки жителей – домохозяев туземных хуторов, располагавшихся на землях, арендуемых у казачьих станиц Ассиновской, Фельдмаршальской и Нестеровской. Эти станицы были основаны на землях бывших ингушских  аулов Ах-Борзе, Алхасте и Гажар-юрт. 

Документы № 1-2 в оригинале печатные. Документы № 3-5 рукописные, сведения в них приводятся в таблицах, мы для удобства приводим их в виде списка, без сокращений. Некоторые имена и фамилии персоналий, правильность восстановления (прочтения) которых у нас вызвала сомнения, помещены в квадратные скобки. В таких же скобках наши уточнения по тексту. Сохранен стиль документов, сделана лишь незначительная литературная правка. 

 

Вступительная статья и подготовка документов к публикации ведущего специалиста М.М Картоева.    

 

 

Документ 1.

 

Рапорт начальника  Назрановского округа [Котляревского] на имя  начальника Терской области [Колюбякина],  От  14 апреля 1906 г., за № 3394

 

С начала марта месяца ко мне начали приходить представители от ингушских хуторов, расположенных на арендованной у казаков ст. Нестеровской и Фельдмаршальской земле, а именно от жителей Нижний и Верхний Аршты, Самиогочь, Мергист, Верхний, Средний и Нижний Бережки  и Верхний и Нижний Бумут с заявлением о том, что станичные общества отказывают им в продлении сроков их арендных договоров, не смотря на то, что некоторые из этих хуторов в продолжении более 40 лет арендовали эти земли, исправно платили арендные деньги и жили в мире и согласии, а также несмотря на то, что за последние годы, они подняли арендную плату почти вдвое и на предложение ингушей заплатить какую угодно аренду, но оставить их еще на один год, до разрешения их земельного вопроса, в той или иной форме. Особенно жаловались представители ингушей на свое отчаянное и безвыходное положение, так как казаки не предварив их, что  откажут им в аренде в этом году, затянули отказ до окончания срока аренды 1-го марта, а теперь гонят их с занимаемых участков чуть ли не силой, тогда как при разговорах о продлении срока аренды до дня ее окончания казаки обнадеживали их, что продлят им срок, вследствие чего они не приискивали себе ничего другого, а теперь им положительно некуда деваться, так как в горах, откуда они вышли, у них не осталось наделов и нигде в другом месте нельзя найти земли для арендования.

Своевременно я докладывал об этом Вашему Превосходительству и Вы хотели воздействовать на казаков через их Атамана Отдела, но, как видно, казаки не хотели исполнить совета своего непосредственного начальника и предъявили к ингушам арендаторам  вновь требование убраться с занимаемых ими участков и на этот раз в самой настойчивой форме.

Между тем у некоторых есть озимые посевы пшеницы, распаханы участки под яровые хлеба, имеются значительные пчельники, которые убрать теперь нельзя, а главное, что деваться им положительно некуда.

В виду вышеизложенного я прошу Ваше Превосходительство вызвать представителей этих станиц и воздействовать ни них в том отношении, чтобы они позволили своим арендаторам прожить на участках ими занятых до окончания уборки хлебов, за что арендаторы ингуши заплатят им полную арендную плату и даже прибавят, если того казаки пожелают.

Дело в том, что другого выхода в настоящий момент не имеется; около 220 дворов остаются без пристанища и без куска хлеба на зиму, а с другой стороны казаки сами эти участки возделывать не могут, как вследствие бездорожья, так и отдаленности их от станиц и просто за недостатком рабочих рук.

В то же время совершенно назрел и вопрос о наделе землей всех этих ингушей, которые, будучи выселены в 1860 году из Тарского ущелья, предоставленного казакам, образовавшим станицу Тарскую, искали себе приют на чужих землях.[3]

В настоящее время станица Тарская имеет сильное тяготение переселиться на хуторе Тарский, где многие станичники уже водворились, а некоторые собираются переселиться.

Мое мнение таково, что необходимо уступить путем ли покупки или долгосрочной аренды все Тарское ущелье ингушам, нуждающимся в земле – другого места для них нет.

Тоже самое и на таких условиях следовало бы передать все земли по реке Ассе, называющиеся «войсковыми запасными» ингушам, их ныне временно арендующим, поселив туда и часть горцев, не имеющих земли для хлебопашества.

Донося о сем, прошу о разрешении этого острого фазиса земельного положения ингушей в возможно скором времени, иначе оставшиеся без пристанища ингуши, не имеющие возможности зарабатывать себе пропитание земледелием, естественно, обратятся к грабежам и разбоям.

Представители всех мною переименованных хуторов остались в городе и дожидаются распоряжения Вашего Превосходительства как им быть и просят Вас именем Аллаха помочь им в их безвыходном положении.

Подпись [подполковник Котляревский].    

 

ЦГА РСО. Ф. 11. Оп. 9. Л. 26, 26 об, 29.   

 

***

Документ 2.

 

Доклад  Начальника Сунженского отдела Генерал-майора Суровецкого Начальнику Терской области [Ген.-Л. Колюбякину]. От апреля 1906 г., за № 5337.

 

Вследствие ходатайства Начальника Назрановского округа, изложенного в рапорте его Вашему Превосходительству от 14 сего апреля за № 3394, о том, чтобы воздействовать на общества станиц: Ассиновской, Нестеровской и Фельдмаршальской, о продлении срока аренды земли жителям хуторов Назрановского округа: Нижний и Верхний Аршты, Семиагач, Мергесты, Верхний, Нижний и Средний Бережки и Нижний Бумут и вообще разрешения земельного вопроса в пользу жителей названных хуторов на том основании, что хуторяне, будучи уверены, что Нестеровское общество продлит арендный договор, произвели посевы ярового и озимого хлебов, но получив отказ на продление аренды, они все вспаханное и засеянное должны теперь бросить и уйти с участков.

На основании лично переданного мне приказания докладываю Вашему Превосходительству:

1. Вопрос об отдаче в аренду казаками своих полевых наделов туземцам рассматривался в 1903 году в Общем Присутствии Терского Областного Правления, в журнальном постановлении его в пунк. 2 сказано: рекомендовать станичным обществам, в районе наделов которых туземцы арендуют казачьи паи и приносят вред своими преступными действиями, привести к соглашению всех домохозяев прекратить сдачу им земельных паев для общественной пользы, но если такого соглашения не состоится, то общественные станичные сборы могут постановить по желанию приговоры о том, чтобы домохозяева сдавали станичникам и иногородним лицам в аренду свои паи вообще не иначе, как с ведения станичного атамана, причем от туземцев обязательно требовались виды на жительство и особые удостоверения в их благонадежности, выдаваемые атаманами отделов и начальниками округов по принадлежности; но если за сим некоторые домохозяева станиц позволили себе не исполнять постановленных приговоров, то атаманы станиц, по представленному им ст. 22 станичного положения праву, обязаны подвергать виновных казаков денежным взысканиям, а о лицах, пользующихся особыми правами доносить атаману отдела на усмотрение, или привлекать к ответственности в общих судебных учреждениях, так как означенные приговоры будут составлять не отмену, а развитие закона 3 июня 1891 года, в отношении применения его; туземцев же, арендовавших паи в станичных юртах высылать в места приписки для водворения. Журнальное постановление – это пунк. 2 Его Сиятельство Войсковой Наказный Атаман Кавказских казачьих войск изволил одобрить.

2. Из п. 2-го копии предписания Помощника по военной части Наместника Его Величества на Кавказе от 16 августа 1905 года за № 35, Начальнику Терской области и Наказному Атаману Терского казачьего войска усматривается: так как вполне установлено, то самовольно образованные туземцами хутора служат большею частью притонами разным неблагонадежным лицам и местами для скрытия краденного и ограбленного[4], то в будущем образование таких хуторов положительно воспретить, допуская селиться хуторами только  вполне благонадежным туземцам по приговорам подлежащих обществ, принимающих на себя материальную ответственность по доведенным следам краж, грабежей и других преступлений. Такие разрешительные приговоры обществ должны представляться на утверждение в Областное Правление, без такого утверждения считать их недействительными.

Распоряжения эти, имеют своей целью прекратить доступ туземцев на станичные земли,  для уменьшения грабежа и разбоев. На основании сего Нестеровское станичное общество и решило не сдавать более своих земель в арендное содержание туземцам. Да, наконец, Нестеровское общество само желает производить распашку той отдававшейся в аренду земли, о чем донесено мне, рапортом атамана станицы от 8 марта за № 445, так как народонаселение станицы увеличилось, а земли не хватает, почему и вынуждено было предложить жителям хуторов очистить занятые ими земли объявив при этом им, что таковые в арендное содержание сдаваться более не будут. Что же касается до хутора Нижние Аршты, то общество станицы Ассиновской предлагало им цену арендную 760 рублей на 1906 год, вместо прежней цены 550 рублей, но ингуши не согласились, а станица не пожелала отдать им землю дешевле.

Относительно  же выселения станицы Тарской на хутор Тарский и уступки ингушам всего Тарского ущелья, то этого, я полагаю, сделать нельзя.

Но основании доложенного, я полагал бы, по всем пунктам ходатайство Котляревского отклонить, рекомендовав хуторянам, в виду неимения у них земли, выселиться или в плоскостные ингушские селения, в которых имеется достаточное количество земли, и лишнюю они отдают в аренду Владикавказским молоканам, либо, в крайнем случае, на Амур, в Сибирь и другие места, подобно тому, как переселяются крестьяне внутренних губерний, тоже в виду недостатка земли.

Подпись: генерал-майор Суровецкий.

 

ЦГА РСО. Ф. 11. Оп. 9. Д. 87. Л. 27, 27 об, 28.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***

Документ 3.

 

Список жителей  проживающих по хуторам Ассинского ущелья 3-го участка Сунженского отдела, с показанием с какого времени хутора существуют, с чьего разрешения и на какой земле.

 Составлен 20 июня 1893 г.

 

Хутор Галашки на Войсковой земле.

 

Аслако Парагульгов, Чергиз Парагульгов, Дзохи Дзейтов, Астемир Амхадов, Гаербек Орхиев, Юсуп Воксагов, Теми Манкиев, Гази Гамботов, Эка Анзоров, Дуда Дудуров, Эса Мархужев, Инерал Куркиев, Азамат Гошлукиев, Мовсур Бадиев, Бейсултан Бадиев, Магомет Татиев, Юсуп Татиев, Асламбек Ганижев, Дош Ганижев, Мовсур Алмазов, Тох Долтукиев, Батако Доргушков, Мочуко Гайсанов, Татырхан Куркиев, Инарал Джантемиров, Байсагур Оздамаров, Бази Берлячиев, Оси Берлячиев, Хеса Хамурзиев, Сараал Тотрачев, Астемир Арапханов, Айдуш Бугиев, Саг Арапханов, Инал Албаков, Иса Мургустов, [Умачан] Пошев, Гошлуко Арапиев, Джанбот Арапиев, Джанбот Арапиев, вдова Зана Чергизова, Маги Муталиев, Чадога Муталиев, Темирбот Чаплоев, вдова [Аминат] Хампиева, Заурбек [Гелагиев], Умар Тебоев, Эдалби Джанхотов, Генардуко Гелагиев, Гирга Дзориев, Дзурап Дзориев, Сосырко Дзориев, Мургуст Долов, Тунтага Утыргов, Бачо Дженаралиев, Чонкири Утыргов, Муса Мислауров, Тамерби Тимиев, Джанчор Мусостов, Бартхо Батыжев, вдова Джасет Моусурова, Албаст Батыжев, Ильяс Тебоев, Айдарко Гатиев, вдова [Хашинот] Гайтиева, Чага Чомаков, Аша Ахиев, Юсуп Олмазов, Уца Куркиев, Тепса Тебоев, Муртузал Баталов, Джанчор Сакалов, Аси Гатагажев, Мусост Маматов, Байсыр Тебоев, Маги Тутаев, Маерби Ганижев, Мажа Куркиев, Аба Бочиев, Умага Орцханов, Илез Орсельгов, Маги Денизов, Тепса Борокиев, Эльмурза Бадиев, Батыл Эльмурзиев, Умаган Гелагиев, Теми Борокиев, [Достко] Бахиев, Гелого Джагусткиев, Эльмурза Гайтукиев, Темурко Эльмурзиев, Байсыр Хасиев, Луран Хасиев, Эсмурза Гайтукиев, Эльберт Эсмурзиев, Джанбот Чериев, Илез Хампиев, Озди Хампиев, Керим Исмаилов, Саги Мислауров, Цоги Арсамаков, Дуда Исмайлов, Эса Эльджуркиев, Габис Хауциев, Мочи Бобхоев, Виты Хауциев, Торкич Бобхоев, Байсар Чагиев, Дженерал Гантемиров, Муса Татиев, Бонухо Мархужев, Мусост Габралиев, Гойтемир Хайтыгов, Акмирза Бердукиев, Теси Богоматов, Бонухо Чокиев, Тов Богоматов, Эльмурза Бетиев, Мусост Мендиев, Дзурбек [Жоджев], Илез Долаков, Аба Багиев, Маерби Бердукиев, Шама Бадиев, Аси Аулургов, Актемир Батиев, Мовсур [Баризгов], Байсагур Батиев, Абрек Бекботов, Даш Соламов, Джанхот Джантемиров, Байсыр Дзомоев, Мусост Саламов, [Митра] Кортиев, Саит Базиев, Тозо Тотыров, Цольк Арапханов, Идык Мургустов, Дудук Мургустов, Дуда Эльмурзиев, Батырмурза Дзанговаргов, Азо Дзанговаргов, Дженерал [Батхонов], Муса Абиев, Мурцал Мусостов, Албаст Озоев, Агамурза Парчиев, Гойтемир Эсмурзиев, Бадзи Эльмурзиев, Идык Арапиев, Альмурза Арапиев, Эльмурза Дзакриев, Дударко Чумакиев, Чока Чумакиев, Даут Озиев, Алдыт Ходжев, Асланбек Ходжев, вдова Шеки Татиева, Дебир Актемиров, Инал Мургустов, Муса [Аспиров], Али Денизов, Ида Денизов, Чока Хашкиев, Албаст Аулургов, Хато Абриков, Гожик Хасиев, [Хунохк] Долаков, Курко Абиев, Темир Темирбиев.

[Итого 168 дворов]. Хутор Галашки поселен с разрешения начальства с 1887 года по заключенному контракту с Войском, [его население составляют] горцы Хамхинского и Цоринского обществ. 

 

Хутор Мужичь на Войсковой земле.

 

Майли Котиев, Бази Чориев, Аба Котиев, Муса Котиев, Зубаир Чориев, Асламбек Котиев, Эсмарза Котиев, Бибот Котиев, Шаухул Котиев, Джантемир Котиев, Эльжарко Чориев, Маги Куркиев, Сосырко Гондаров, Заурбек Гондаров, Мады Гондаров, Гойсултан Бузуртанов, Эрмало Батакиев, Орхи Татыров, Арштохо Итиев, Орасхан Гондаров, Байсултан Гондаров, Газот Долтукиев, Темирбот Гондаров, Мустаби Гайтукиев, Инарби Долтукиев, Кагерман Гондаров, Темурко Исмаилов, Гиса Гондаров, Маерби Алхазуров, Сай Олмазов, Джанхот Балаев, Муртуз Тотыров, Долот Долтукиев, Олмаз Орчакиев, Моуси Долтукиев, Долтуко Долиев, Сай Долтукиев, Орцхо Дудаев, Сиргыльг Темирханов, Гуда           Темирханов, Эда Темирханов, Янарсан Бадиев, Гаербек [Гунаков], Ака Балаев, Эльджай Балаев, Инал Балаев, Марза Балаев, Муртузал Парагульгов, Умар Цолоев, Инарби Гондаров.

[Итого 50 дворов]. Хутор Мужичь поселен с разрешения начальства с 1872 года в числе 300 дворов [горцев, заключивших договора с Войсковым правлением об аренде земли по Ассинскому ущелью, его население составляют] горцы Хамхинского и Цоринского обществ. 

 

Хутор Алкун.

 

Мусса Шадиев, Актемир Шадиев, Кайда Мислауров, Раас Шадиев, Дошлуко Орасханов, Джанбор Шадиев, Дуда Дударкиев, Чонта Абиев, Даут Балаев, Асламбек Укиев, Джанхот Тамасханов, Анарбек Тамасханов, Келого Тамасханов, Чебир Исламов, Мургуст Балаев, Сапрал Габралиев, Тячи Цокиев, Дзок Цокиев, [Донеца Гойматов], Аслако Гуражев, Садул Коев, Тепсурко Бекбузаров, Хаго Келигов, Джанхот Келигов, [Тох] Бекбузаров, Ташти Бекбузаров, Тепса Орасханов, Базанк Майриев, Эда Хуньгов, [Тербот Турхасиев], Моусур Мажиргов, вдова Заби [Мациева], Динис Мажиргов, Доутгири Балаев, Чемарза Темуркиев, Мовсур Темуркиев, Товбот Тепсиев, Хадажуко Темуркиев, Чолдур Чокиев, Оси Чокиев, Магома Чокиев, Темурко Гатиев, Гани Исмаилов, Тими Парижев, Базырко Хадыжев,  Джанчор Джанхотов, вдова Абисат Арсамакова, Анарбек Арапханов, Соса Чемурзиев.

[Итого 49 дворов]. Хутор Алкун поселен с разрешения начальства с 1873 года. [Население его составляют] горцы Хамхинского и Цоринского обществ. Из них часть принадлежит к числу 300 дворов, а часть проживает на собственной земле.

 

 

 

 

Хутор Сарали Опиева.

 

Сарал Опиев, Мусост Мургустов, Чергиз Эльбуздукиев, Муртуз Алтемиров, Шахтемир Джантемиров, Ибиш Эльбуздукиев, Габис Хисанов, Майли Эльджуркиев, Саги Кеходзиев, Бекмарза Тушиев, Мовси Хамсуров, Эльберт Эльмарзиев, Хамарза Тоусултанов, Керим Гудабердов, Арсангири Мурзабеков, Джангери Арсангиров, Мачуко Арсамаков, Парсел Дадиев, Чош Чагиев, Сулейман Хамсуров.

[Итого 20 дворов]. Хутор Сарали Опиева поселен с разрешения начальства с 1874 года на войсковой земле. [Население его составляют] жители <…> селения Цеча-Ахки.

 

Хутор Датых.

 

Темир Дударов, Долот Богучиев, Джанбот Богучиев, Альмарза Баймарзиев, Садула Богучиев, Майли Бугиев, Аспи Эмадиев, Муса Хаджиев, Мовсур Эмадиев, Муруж Хаджиев, Майли Ораков, Тепсурко Конахильгов, Товмурза Мажиргов, Ази Олмазов, Байсултан Акмурзиев, Хайты Хадзиев, Сакал Олмазов, Оси Чагиев, Гелаго Оздамаров, Гиса Долаков, Албаст Дзугиев, Ильяс Батыгов, [Доланта] Батыгов, Муртузал Тепсуркиев, Тепса Джанхотов, Тими Парижев, Эсмарза Парижев, Тонта Эсмарзиев, Оск Олмазов, Тошл Тебиров, Шаип Дударов, Долтуко Дударов, Дударко Дударов, Кагерман Дударов, Анарбек Дударов, Чонта Оздамаров, Тиси Олмазов, Антошк Астемиров, Абрек Эльмурзиев, Байсултан Чагиев, Хани Гайтиев, Али Абиргов, Ганжеби Ганчоев, Эдалби Конатов, Идык Боршев, Ини Успиев, Джанчор Гончоев, Дзаур Чориев, Эльмурза Муружев, Арапхан Майриев, [Цорик] Умаров, Шами Оздамаров, Аулур Батыгов, [Генога] Габралиев, Даут Долаков, Коцир Уцбиев, Джантемир Олмазов, Цока Дударов, Идык Эльджуркиев.

[Итого 62 двора]. Хутор Датых поселен с разрешения начальства с 1875 года. [Население его составляют] горцы Хамхинского и Цоринского обществ, которые принадлежат к числу 300 дворов, арендующих войсковую землю.

 

РСО-А. Ф. 20. Оп. 1. Д. 743. Л. 88-93 об.

 

***

Документ 4.

 

Список жителей проживающих хуторами на станичных землях станиц Нестеровской и Ассинской приписанных в полицейском отношении к Галашевскому сельскому правлению 3-го участка Сунженского отдела, с показанием с какого времени хутора существуют, с чьего разрешения.

[по данным за июнь 1893 года]

 

Хутор Мергист на земле ст. Нестеровской.

 

Урядник Садул Танкиев, Сарал Дошлукиев, Тотак Танкиев, Анзор Бекмурзиев, Джанбот Эсмурзиев, Хурсак Эсмурзиев.

[Итого 6 дворов]. Арендаторы [жители Мецхальского общества] поселены с разрешения начальства с 1891 года

 

Хутор Семиогоч на земле ст. Нестеровской.

 

Ильяс Воджев, [Доти] Воджев, Чаги Хучбаров, Муса Дзомоев, Эка Альтемиров, Тагир Альтемиров, Каурбек Джанботов, Коки Боргулов, Ама Кокиев, Эса Аспиев, Товмурза Жалиев, Маас Магиев, Эльжерко Исламов, Сальмурза Сулейманов, Лей Боргунов, Ака Долотов, Даут Пошев, Джасырко Пошев, Бози Бердукиев, Або Идыев, Мовсур Цыцкиев, Абрек Толхужев, Саги Толхужев, Эса Толхужев, Жоги Наурузов, Датхо Бехоев, Байсагур Экиев, Халмурза Хампиев, [Форсинк] Цекиев, [Анбисха Цосиев], Дурдшк Эчиев, Аба Эльмурзиев, вдова Чомик Опиева.

[Итого 32 двора]. Арендаторы [жители Цоринского и Хамхинского обществ] поселены с разрешения начальства с 1891 года.

 

Хутор Верхний Аршты на земле ст. Нестеровской.

 

Хамбор Хамчиев [житель Хамхинского общ.], Джамбот Аспиев [житель Цоринского общ.].

[Итого 2 двора]. Арендаторы поселены с разрешения начальства с 1891 года.

 

Хутор Нижний Берешки на земле ст. Нестеровской.

 

Маги Акбиев, Курко Долаков, Эда Акбиев, Золоторо Гатиев, вдова Марзет Хасиева, Дженерал Дзомотов, Эса Астемиров, Той Темуркиев.

[Итого 8 дворов]. Арендаторы [жители Цоринского общества] поселены с разрешения начальства с 1891 года.

 

Хутор Футун на земле ст. Ассинской.

 

Альтемир Газиев, Борзиш Альтемиров, Олмаз Борсугов, Сепсо Акбиев, Мачуко Хашукиев, Дуда Боргулов, Магомет Боргулов.[5]

[Итого 7 дворов]. Арендаторы [жители Цоринского общества]  поселены с разрешения начальства с 1891 года.

 

ЦГА РСО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 743. Л. 94, 94 об, 95.

 

 

 

 

 

 

 

 

***

Документ 5

 

Именной список лиц назначенных в туземных хуторах старшими.

Августа 4 дня 1893 года.

 

Эльмурза Бадиев (х. Галашевский), Сиргыльг Темирханов (х. Мужичь), Чонта Абиев (х. 1-й Алкунский), Сарали Опиев (х. 2-й Алкунский), Писар Тенкиев (х. Мергист), Эса Аспиев (х. Семиогоч), Джанбот Аспиев (х. Верхний Аршты), Маги Акбиев (х. Верхний Берешки), Джени Долтмурзиев (х. Лергебени), Абрек Эльмурзиев (х. Датых), Актемир Газиев (х. Футун).

 

  ЦГА РСО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 743. Л. 99.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] ТС. Вып. II. Владикавказ, 1896. С. 147.

[2] ЦГА РСО. Ф. 11. Оп. 9. Д. 87; Ф. 20. Оп. 1. Д. 743.

[3] «Чужими землями» в рапорте названы бывшие земли ингушей, переданные, как известно, в период с 1840-х по 1860-е гг. Терскому казачьему войску.

[4] Эта был самый действенный «аргумент» казачьей администрации. Между тем, все случаи грабежей априори приписывались ингушам, в то время как, когда грабили их, то это не считалось даже предметом для обсуждения. В частности, в одном из рапортов атамана Сунженского отдела за 1905 г., в котором он обвиняет ингушей-хуторян в сообщничестве с «ворами и разбойниками», он приводит список преступлений на арендуемом ингушами участке Длинная Долина, и когда в этом списке пострадавших значатся фамилии хуторян-арендаторов ингушей, атаман «без смущения» отмечает: «Это не в счет» /См. Мартиросиан Г.К. Нагорная Ингушия. Социально-экономический очерк. Владикавказ, 1928. С. 86.

[5] Дуда Боргулов и Магомет Боргулов в июле того же года образовали хутор Новый Футун на земле ст. Нестеровской.

Картоев Магомет Мусаевич