ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

ВОЕННО-УЧЕНЫЙ АРХИВ – ПЕРВЫЙ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ РОССИИ (1797-1925 гг.).

13 июня 2013

Военно-ученый архив (далее – ВУА), прежде чем войти в виде комплекса архивных коллекций в структуру фондов РГВИА, пережил самостоятельную, более чем вековую историю развития, реорганизаций и переименований.

История создания ВУА тесно связана с активным развитием отечественной картографии, наблюдавшейся на всем протяжении XVIII века и характеризовавшейся последовательным переходом к математическим методам составления карт и научно-организованным планомерным картографированием огромной территории страны [1]. Интенсивное освоение Российской империей новых территорий, новые задачи внешней политики, хозяйственно-экономические факторы, все это способствовало совершенствованию методов и техники картографии. К концу XVIII – началу XIX вв. отмечается широкое распространение топографо-геодезических работ в масштабах всей страны, а так же, значительное развитие получает специальная или тематическая картография, что в свою очередь, способствовало складыванию ведомственной специфики геодезических и топографических работ. Как отметила О.М. Медушевская, «Ряд учреждений независимо от какого-либо общего плана, занимался картографическими работами в специальных целях» [2].

Среди бурно развивавшейся специальной картографии (военной, морской, лесной, горнозаводской и др.), одним из наиболее перспективных направлений к кон. XVIII – нач. XIX вв. становится военная топография. Начало военно-топографической службы в России было положено созданием Приказом Павла I специального государственного учреждения – Депо карт. Созданное в итоге преобразования Собственной Е.И.В. Чертежной, оно стало основой будущих коллекций Военно-ученого архива и, по сути, первым не

«только военным, но и полным Государственным архивом карт и планов» [3]. Подписанный Павлом I 8 августа, Приказ, 11 числа был опубликован в «Санкт – Петербургских ведомостях». В Депо карт, во главе которого был поставлен генерал-адъютант Кушелев [4], должны были поступать «изо всех мест» карты и планы всех губерний, уездов, городов и границ и всего того, что «до маршрутов армии и расположения войск принадлежит; равно крепостей и всех линий, водяных коммуникаций и проектов оных, сивильных строений, дворцов и всего того, что казенное строение». Предписывалось «присылать во оное Депо немедленно копии планов, где какие хранятся. Так же и по квартирмейстерской части какие либо планы где сняты или сочинены бы ни были присылать белые копии в Депо» [5].

Депо карт стало одним из крупнейших картографических архивохранилищ страны, в основу которого были положены более 20 тыс. карт, планов и атласов из упраздненного Департамента Генерального штаба [6]. В тоже время, помимо функций архива, Депо карт осуществляло контроль над всеми топографическими и картографическими работами в государстве, с декабря 1798 г. на него были возложены задачи цензуры готовых к публикации картографических произведений. Если на местах непосредственно топографической съемкой занимались офицеры Квартирмейстерской части, то при поступлении от них материалов в Депо карт, офицеры инженеры этого ведомства, на основе полученных результатов съемок, составляли и тиражировали новые карты.

В 1798 г. при Депо карт уже имелась гравировальная мастерская. Одной из самых известных и масштабных работ, выполненных картографами Депо, является  «Подробная карта Российской империи и близлежащих заграничных владений в 26 частях» [7], известная как «столистовая». Она оказалась уникальной русской картой периода «наполеоновских войн» по информационному насыщению и охвату территории и сыграла «чрезвычайно важную роль как в военной истории России первой четверти XIX века, так и в истории русской картографии» [8]. Создание подобных карт являлось прямым следствием модернизации картографической работы, широкого внедрения топографо-геодезических съемок на основе математического метода.

К нач. XIX в. ощущался дефицит качественных крупномасштабных карт. Потребность в них особенно возросла во время Отечественной войны 1812 года, что дополнительно стимулировало продолжение реформ в организации военной топографии. А.А. Литвин, отмечает: «Опыт Отечественной войны 1812 г. наглядно показал актуальность картографического изучения внутренних районов страны, практическую непригодность материалов XVIII века для современного военного картографирования, а так же необходимость создания специального органа, объединяющего подготовку кадров и проведение съемочных и астрономо-тригонометрических работ» [9].

В 1810 г. Собственное Его Императорского Величества Депо карт переходит в подчинение военного ведомства [10]. 28 февраля 1812 г. Депо карт и картографические подразделения квартирмейстерской части (чертежная и механическая мастерские) были объединены в новое учреждение в системе Военного министерства и поступили под непосредственное начальство Военного министра [11]. Военно-топографическое депо (1812-1863), созданное в результате централизации управления военной картографией, осуществляло организацию систематических топографических, геодезических и картографических работ в общегосударственном масштабе. В структуре Военно-топографического депо было шесть отделений:

1-е для особых поручений;

2-е для астрономических наблюдений и тригонометрических съемок;

3-е для составления и черчения топографических и географических карт;

4-е для надзора за архивом карт и планов, составлением истории;

5-е для гравирования и печатания карт;

6-е канцелярия [12].

Как отметила О.М. Медушевская, Депо карт вошло в состав Военно-топографического депо как особое отделение – Архив Военно-топографического депо [13]. По-видимому, это обозначенное выше 4-е отделение. Архив Военно-топографического депо продолжал интенсивно комплектоваться картографическими материалами, в то же время, происходит значительное увеличение удельного веса в архиве текстовых документов, в основном за счет поступлений военно-оперативных документов, описаний военных действие, донесений военно-дипломатических агентов, мемуаров и т.д. «С 1819 г. существовало Московское отделение архива департамента Генерального штаба е.и.в. (второй военно-исторический архив в России). Поэтому в архив Военно-топографического депо отбирались не все документы, а лишь те, которые с точки зрения начальствующих лиц представляли наибольший исторический интерес» [14].

В 1863 г. Архив Военно-топографического депо переименовывается в Военно-исторический и топографический архив. Который, в 1867 г., был преобразован в Военно-ученый архив Главного штаба. Об объеме хранившихся в нем документов на тот период, свидетельствует то обстоятельство, что при создании ВУА из него было выделено отдельное архивохранилище – Военно-топографический склад, куда передали около 100 тыс. карт, планов, съемок, маршрутов.

Военно-ученый архив без особых изменений просуществовал до 1918 г., наиболее интенсивно пополняясь  материалами, поступавшими после окончания русско-турецкой (1877-1878 гг.) и русско-японской (1904-1905 гг.) войн. В связи с реформой Главного штаба в 1903 г. ВУА оказался в ведении 8-го Архивно-исторического отделения [15]. С 1906 г. он назывался Военно-ученый архив Главного управления Генерального штаба. «В период Первой мировой войны при штабах фронтов были созданы полевые отделения Военно-ученого архива, а при армейских штабах – особые делопроизводства. В их задачу входил сбор наиболее важных документов: подлинных журналов военных действий, дел оперативного и разведывательного характера, трофейных документов и т.д.» [16]. Кроме полевых отделений, в этот же период, было создано Московское отделение ВУА.

В 1918 г. Главное управление Генерального штаба переводится в Москву, вместе с ним перевозится и основная часть ВУА. Согласно  декрету СНК от 1-го июня 1918 г. «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР», ВУА как бывший ведомственный архив, включается в состав Единого государственного архивного фонда (ЕГАФ), в составе Военно-морской секции ЕГАФ. По решению Коллегии Центрархива РСФСР от 17 ноября 1924 г. и постановлению Центрархива РСФСР от 7 апреля 1825 г. Управление Военно-морской секции ЕГАФ было ликвидировано и создан объединенный Военно-исторический архив РСФСР [17]. В состав вновь созданного архива вместе с Лефортовским архивом (Московское отделение Общего архива Главного штаба) и другими архивами бывшего военного ведомства Российской империи – вошел и Военно-ученый архив. Дальнейшая его судьба тесно связана с Военно-историческим архивом, переименованным в 1933 г. в Центральный военно-исторический архив СССР. С 1941 г. – Центральный государственный военно-исторический архив СССР (ЦГВИА СССР). С 1992 г. – Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). По Указу президента РФ № 64 от 24 января 1995 г. РГВИА (значит и его составная часть – ВУА) был включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации [18].

Военно-ученый архив со времени его создания в 1797 г. (Депо карт) и до включения в ЕГАФ, затем, в 1925 г. в Военно-исторический архив РСФСР, прошел путь развития от государственного картохранилища до полноценного формирования в военно-исторический архив. Комплектование его, как уже указывалось ранее, шло по принципу коллекции, вместе с тем он последовательно формировался как ведомственный архив. И что особенно важно, как архив военного ведомства. Это предполагало, во-первых, откладывание в нем секретных, имеющих ограниченный доступ документов, во-вторых, использование его материалов узким кругом специалистов ведомства, в том числе военными историками.

Первым исследователем, использовавшим документы ВУА для создания истории начального этапа геодезии и картографии  в рамках Генерального     штаба,   был   известный   русский   геодезист  и     картограф

Ф.Ф. Шуберт (1789-1865гг). В 1822 г. он — директор Корпуса военных топографов, с 1825 г. Управляющий Военно-топографическим депо, руководил одним из проектов по созданию общего и частного каталогов архива. В 1837 г. в Санкт-Петербурге выходит его работа «История Военно-топографического депо и геодезических работ Генерального штаба» [19]. Для широкого круга исследователей, как, впрочем, и подавляющее большинство архивов дореволюционной России, ВУА оставался закрытым. После вхождения его в состав РГВИА, документы коллекции были постепенно рассекречены и стали доступными для исследователей.

Коллекционный принцип формирования ВУА содержит в себе как положительные, так и отрицательные стороны. К положительным  можно отнести то обстоятельство, что коллекция вышла далеко за информационные рамки военной истории, и в целом, истории России. Сегодня ВУА «представляет собою комплекс первоклассных исторических источников, от уровня документальных памятников до массовой документации. Эти источники отражают события не только российской, но и всеобщей истории в хронологических рамках XVII – начала XX вв. Поразительно многообразие исторических трудов, созданных и создающихся на базе материалов ВУА. Это работы по военной истории и по истории архитектуры, по истории картографии и по истории международных отношений, по истории экономики и по истории социальных и национальных отношений» [20]. В тоже время, коллекционный принцип комплектования значительно усложняет воссоздание целостной картины изучаемого периода истории или явления, в силу субъективного характера комплектования, заложенного в самом принципе – коллекционного отбора документов. Тем более что в начальный период комплектования ВУА, пришедшийся на время существования Депо карт  и  Военно-топографическое депо,  архивное дело в России еще не  стало союзником науки. Соответственно при отборе документов на хранение, руководствовались не критериями экспертизы ценности, а мнением «начальствующих лиц». Скорее всего, не претерпели особых изменений принципы отбора коллекционных материалов и в последующие годы существования ВУА. К такому предположению приводит известная консервативность присущая военному ведомству.

Широкие географические и тематические рамки коллекции, уже значительно пополнившейся в первые десятилетия существования ВУА, поставили перед архивистами задачу создания эффективного научно-справочного аппарата. Работа над ним (его совершенствование, создание новых каталогов и описей) продолжалась почти беспрерывно на всем протяжении существования ВУА. Отмечалась одна интересная особенность, которую можно проследить на основе данных, приводимых в статье О.А. Пучковой [21], активизация работы над НСА при смене руководства архива, как правило,  выявлявшего недостатки и формировавшего свое мнение в виде предписаний, новых проектов и т.д.

В результате многолетнего труда нескольких поколений архивистов сформировалась действующая сегодня система НСА Военно-ученого архива, которая состоит из комплекса справочников. Основным справочником по ВУА является созданный в 1904 – 1914 гг. печатный каталог, получивший по фамилии основного составителя капитана М.О. Бендера в архивных кругах неофициальное название – «каталог Бендера». М.О. Бендер, при составлении каталога, основываясь на предыдущих опытах составления подобных справочников в ВУА, сохранил в нем традиционное деление архивной коллекции на отделы (т.е. тематические коллекции), однако от самостоятельной нумерации в пределах отдела отказался. И вводя валовую нумерацию, автор указывал: «новые №№ напечатаны жирным шрифтом в конце статей, поэтому будут служить главным основанием для разыскания книг по каталогу». В то же время, М.О. Бендер, сохранил систематизацию внутри отделов, аналогичную предыдущему каталогу 1886-1895 гг., а в описательных статьях каталога сохранены старые номера дел (даны в левой части) [22]. Из подготовленных к изданию шести томов, М.О. Бендер успел опубликовать четыре, в которые вошли первые семнадцать отделов коллекции (всего, на тот период, их было – 53), общим объемом – 33479 ед.хр. Каталог М.О. Бендера является и сегодня основным справочником по Ф.846 (который так и называется – ВУА). Каталог имеет следующую структуру:

Отделы:

Внутри отделов дела систематизировались по географическому признаку. Например, в отделе VII. «Генеральные карты Российской империи», дела расположены по губерниям. Здесь же генеральные карты Кавказского края (дела 20470-20616). Та же форма систематизации применяется и во многих других отделах, что значительно облегчает исследователям поиск нужной информации. Внутри разделов дела располагаются по хронологии, однако этот принцип нарушается тем обстоятельством, что во многих описаниях дел, особенно в описаниях карт, отсутствуют даты. Указаны способы воспроизведения документов, некоторые заголовки снабжены аннотациями, не всегда раскрывающими содержание материалов, но могущих сообщать источник происхождения, либо специально выделенных автором в качестве важных сведений. Например, «Описание Кавказского наместничества /Из бумаг Болтинова/», «Замечание, через управляющего военным министерством, ген. Ртищеву, за нападение на горцев /Выражает взгляд Императора Александра I на экспедицию против горцев/» [24] – (этот и предыдущий курсив мой – М.К.). К слабым сторонам каталога также,  можно отнести отсутствие переводов заголовков на иностранных языках и указания количества листов в деле. Работа, начатая М.О. Бендером в начале XX века и прерванная I мировой войной, была продолжена  уже в 30-е гг. Но окончательное завершение описания документов ВУА, основанное на специально разработанной в конце 40-х гг. методической базе, приходится лишь на начало 50-х гг. минувшего века. К тому времени, все материалы ВУА, не вошедшие в печатный каталог Бендера, были разделены на тематические коллекции в соответствии с прежним делением на отделы. Описание  (листовые машинописные описи)  проводилось  в  соответствии  с

разработанной инструкцией. Для картографических материалов кроме указания даты документа, заголовка, указания на подлинность и копийность, указывались: автор карты, листаж, размер, раскраска, способ воспроизведения, масштаб, язык документа, подпись и количество экземпляров [25]. Кроме того, в 1953-1954 гг., были составлены описи на многотомные дела каталога Бендера, а так же, машинописные описи на секретную часть коллекции (в настоящее время все материалы рассекречены). С 1985 г. ведется раздельный учет дел, включенных в Фонд 846 «Военно-ученый архив» (сюда вошли XVII отделов каталога Бендера и бывший секретный отдел) и дел по каждой тематической коллекции, составляющих самостоятельные фонды.

Система научно-справочного аппарата ВУА сложна, работа с ней требует знания ее истории. Основным ее недостатком является распыление однородных материалов между несколькими справочниками. Материалы по одной теме могут находиться и в каталоге М.О. Бендера (Ф.846. Оп.16) и в дополняющей его описи многотомных дел, и в описи соответствующей номерной коллекции или в описи фонда 846 (Оп.1-15, бывшая секретная часть коллекции) [26].

В настоящее время коллекция Военно-ученого архива состоит из 76 фондов. Крупнейший из них Ф.846 «Военно-ученый архив» (37253 ед.хр.), остальные 75 фондов это тематические коллекции, сформированные в 50-е годы XX века из документов ВУА не учтенных в каталоге Бендера. Названия тематических коллекций дают наглядное представление о документальном  богатстве военно-ученого архива.

Фонды тематических коллекций можно условно разделить на пять основных частей:

1) Сведения о России XV-XX вв.;

2) Войны России кон. XVII – нач. XX вв.;

3) Иностранные войны;

4) Картографические источники начала XVI –ХХ вв.;

5) Сведения о странах мира середина XVI в. – 1918 г.

Сведения о России XV-XX вв. представлены в следующих фондах:

-       материалы  о Российской империи (Ф. 410);

-       военные поселения (Ф. 414);

-       сведения о русских войсках, их управлении и занятиях в мирное время (Ф.412);

-       материалы по теории военного искусства и устройству вооруженных сил России (Ф.413);

-       статистические, экономические, этнографические и военно-топографические сведения о Российской империи (Ф.414);

-       генеральные карты России (Ф.416);

-       топографические и семитопографические работы (Ф.417);

-       планы и описания городов, крепостей, селений и других населенных пунктов бывшей Российской империи (Ф.418);

-       гидрографические материалы о бывшей Российской империи (Ф.419);

-        карты и описания водных сообщений России (Ф.420);

-       описания и карты месторождения полезных ископаемых, минеральных источников и промышленных предприятий России (Ф.421);

-       описания и карты путей сообщения Российской империи (Ф.422);

-        материалы о границах России, пограничные и землемерные работы (Ф.423);

-       материалы о российских пограничных укреплениях, крепостях и укрепленных позициях (Ф.424);

-       материалы о найме иностранцев на русскую службу (Ф.495).

Сведения о войнах России кон. XVII – нач. XX вв. представлены в фондах:

-       Азовские походы Петра I 1695-1696 гг. (Ф.455);

-       северная война 1700-1721 гг. (Ф.456);

-       поход Миниха к Данцигу (Ф.459);

-       война с Турцией 1735-1739 гг. (Ф.460);

-       шведская война 1741-1743 гг. (Ф.461);

-       семилетняя война 1756-1763 гг. (Ф.463);

-       война с Турцией и польскими конфедератами 1768-1774 гг. (Ф.464);

-       турецкая война 1787-1791 гг. (Ф.465);

-       война со Швецией 1788-1790 гг. (Ф.466);

-       военные действия в Польше 1792 – 1794 гг. (Ф.467);

-       война с Францией в 1799 г. (Ф.469);

-       военные действия против Персии и в Закавказье в 1803-1813 гг. (Ф.475);

-       война с Турцией 1806-1812 гг. (Ф.470);

-       война с Францией 1805-1807 гг. (Ф.471);

-       война со Швецией 1808 – 1809 гг. (Ф.472);

-       поход в Австрию в 1809 г. (Ф.473);

-       отечественная война 1812 г. и кампания 1813-1814 гг. (Ф.474);

-       русско-персидская война 1826-1828 гг. (Ф.476);

-       турецкая война 1828-1829 гг. (Ф.477);

-       польское восстание 1830-1831 гг. (Ф.478);

-       поход вспомогательного отряда русских войск в Турцию в 1833 г. (Ф.479);

-       подавление венгерской революции в 1849 г. (Ф.480);

-       восточная война 1853-1856 гг. (Ф.481);

-       кавказские войны (Ф.482);

-       военные действия в Средней Азии (Ф.483);

-       польское восстание  в 1863 – 1864 гг. (Ф.484);

-       русско-турецкая война 1877-1878 гг. (Ф.485);

-       военные действия в Китае в 1900-1901 гг. (Ф.486);

-       русско-японская война 1904-1905 гг. (Ф.487);

-       первая мировая война 1914-1918 гг. (Ф.391).

Материалы, относящиеся к  теме — Иностранные войны, отложились в Ф.488.

Картографические источники нач. XVI-XX вв. представлены коллекциями:

-       Астрономические карты (Ф. 425);

-       карты и атласы земного шара (Ф.426);

-       карты частей света (Ф.427).

Сведения о странах мира сер. XVI в. – 1918 г. имеются в фондах:

-       Австро-Венгрия (Ф.428);

-       государства Америки: США, Бразилия, Колумбия, Куба, Парагвай, Перу и Чили (Ф.453);

-       Аравия и Сирия (Ф.444);

-       Афганистан (Ф.445);

-       государства Африки: Абиссиния, Алжир, Египет, Марокко, Триполи, Тунис (Ф.452);

-       Бельгия (Ф.429);

-       Болгария (Ф.430);

-       Великобритания (Ф.421);

-       Германия (Ф.433);

-       Голландия (Ф.433);

-       Греция (Ф.434);

-       Дания (Ф.435);

-       Испания и Португалия (Ф.436);

-       Италия (Ф.437);

-       Китай (Ф.447);

-       Корея (Ф.447);

-       Палестина (Ф.449);

-       Персия (Ф.446);

-       Румыния (Ф.438);

-       Сербия (Ф.439);

-       Турция (Ф.450);

-       Франция (Ф.440);

-       Черногория (Ф.441);

-       Швейцария (Ф.443);

-        Швеция и Норвегия (Ф.442);

-        Япония (Ф.451) [27].

Общий объем 75 тематических коллекций ВУА составляет 42066 ед.хр. Масштабы фондов разнятся от самого малого Ф.475 «Военные действия против Персии и в Закавказье в 1803-1813 гг.» (1ед.хр.), до крупнейшего Ф.432 «Германия», в котором отложилось 4019 ед.хр. Общий объем Военно-ученого архива вместе с тематическими коллекциями составляет 79319 ед.хр.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

 

1. Гольденберг Л.А. К вопросу о картографическом источниковедении //Историческая география России, XII — нач. XX в.: Сб. 70-летию проф. Любомира Григорьевича Бескровного /Редкол.: А.Л. Нарочницкий (отв. ред.) и др. М., 1975. С. 220 — 221.

2. О.М. Медушевская. Картографические источники первой половины XIX века: Учеб. пособие по источниковедению СССР /Отв. ред. В.К. Яцунский. М., 1959. С. 2.

3. Цит. по: А.В. Постников. Значение материалов фонда Военно-ученого архива РГВИА для исследований по истории картографии //Труды РГВИА. Вып. II. С. 54.

4. По другой версии, К. И. Опперман. См. Литвин А.А. Собственное его императорского величества Депо карт и развитие отечественной картографии в 1797-1812 гг. Там же. С. 39.

5. Цит. по: Рыженков М.Р. 200-летие Военно-ученого архива как факт истории архивного дела России. Там же. С. 5.

6. Он же. Там же. С. 6.

7. РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 19896, 19897.

8. Цит. по: Литвин А.А. Указ. соч. //Труды РГВИА. Вып. II. С. 39, 42, 45.

9. Там же. С. 51.

10. Медушевская О.М. Указ. соч. С. 3.

11. Литвин А.А. Указ. соч. Там же. С. 50.

12. Там же.

13. Медушевская О. М. Там же.

14. Цит. по: Рыженков М.Р. Указ. соч. Там же. С. 6.

15. Пучкова О.А. Научно-справочный аппарат Военно-ученого архива //Труды РГВИА. Вып. II. С. 23.

16. Цит. по: Рыженков М.Р. Указ. соч. Там же. С. 7.

17. Фонды Российского государственного военно-исторического архива. Краткий справочник. М., 2001. С. 8.

18. Там же.

19. Шуберт Ф.Ф. История Военно-топографического депо и геодезических работ Генерального штаба //Записки Военно-топографического депо. Ч. 1. Спб., 1837. С. 1-188.

20. Цит. по: Рыженков М.Р. Указ. соч. Там же. С. 12.

21. Пучкова О.А. Указ. соч. Там же. С. 14-36.

22. Там же. С. 25.

23. Каталог Военно-ученого архива Главного штаба /Сост. М.О. Бендер. Спб., 1905-1914. Т. 1-4.

24. Ф. 846. Оп. 16. Д. 18483, 6185.

25. Пучкова О.П. Указ. соч. Там же. С. 29-30.

26. Там же. С. 33.

27. Фонды Российского государственного военно-исторического архива. Краткий справочник. М., 2001. с. 55-57.

 

 

 

М.М. Картоев, ведущий специалист ГАС РИ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Картоев Магомет Мусаевич