ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

НЕКОТОРЫЕ ЭПИЗОДЫ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ (1817 – 1864 гг.) ПО ДОКУМЕНТАМ АРХИВОВ РЕСПУБЛИКИ ГРУЗИЯ

1 июля 2013

Первые походы русских отрядов на Кавказ – казачьи набеги –  учитывать невозможно, да и это явление иного порядка, — относятся еще к XVI-XVII векам. В 1594 году состоялся первый поход воеводы Хворостинина. Поход этот, поразительная схожая модель многих экспедиций в глубь Кавказа уже в XIX веке. Это прямая параллель  знаменитому Даргинскому походу генерала, графа Воронцова в 1845 году. Успешное наступление, прорыв к заданной цели – у Хворостинина это столица одного из крупнейших дагестанских владетелей -  шамхала Тарковского  - Тарки, у графа Воронцова – резиденция Шамиля – Дарго. Затем, после удачного штурма и овладения крепостью – полный тупик.

Невозможность сколько-нибудь долго удерживать захваченные территории и военные трофеи при катастрофически растянутых и слабозащищенных  коммуникациях, нехватка продовольствия, болезни, постоянные набеги со стороны противника и жителей. Затем – как единственный выход – отступление. И тут-то приходит настоящая беда. Хворостинин потерял при отступлении три четверти своего отряда, Воронцов около половины. Все, завоеванное с такими жертвами, было утрачено.

Главной целью всех этих походов была полная колонизация Кавказа. Причин колонизации было много – расширение границ империи, богатейшие ресурсы, географическое расположение Кавказа.

Горцы же в свою очередь, просто отстаивали свое право на существование, право на свободную жизнь. В 30-х гг. XIX века борьбу горцев против царских войск возглавил имам Шамиль, продолжатель дела неистового Кази-муллы. Его знания и фанатичная вера привели к идее неизбежной миссии – объединить народы Кавказа. Он стремился поднять на борьбу с царской армией весь Кавказ, и в том числе ингушей.

В марте 1840 года Шамиль внезапно появляется на плоскости Малой Чечни со значительным отрядом. Чеченские аулы один за другим присоединялись к нему. Оставив своего наиба Ахверды-Магому в Малой Чечне, он направляется в Большую Чечню. 5 апреля русским войскам удалось остановить распространение власти Шамиля на Ингушетию, но Большая и Малая Чечня были потеряны.

Ниже представлены документы того периода – «Предписание генерал-адъютанта Граббе генерал-майору Лабынцеву о мерах по предотвращению выступления ингушей» и «Письмо Шамиля Яндырскому обществу». По этим документам можно судить о планах имама Шамиля и о том, какие меры  предпринималось царским правительством, чтобы не допустить распространения власти Шамиля на Ингушетию.

Представленные архивные материалы были обнаружены в фондах ЦГВИА и ЦГИА Грузии (Ф.548, оп.3, д.230, л.11.;  Ф. 1083, оп.6, д.293, лл. 63-65).

 

Документ 1.

 

Предписание ген[енерал]-адъют[анта] Граббе ген[енерал]-м[айору] Лабынцеву о мерах по предотвращению выступления Ингушей.

25 марта 1840 г.

 

 

Появление Шамиля в Чечне и присоединение к нему большой части Чеченцев и Карабулаков заставляют меня принять деятельные меры к охранению Военно-Грузинской дороги и удержанию спокойствия между ингушами; поэтому я нахожу нужным соединить небольшой отряд на Сунже, который мог бы угрожать Шамилю, в случае повторения его действий против Карабулаков или если бы он вздумал двинуться к Военно-Грузинской дороге. Считая эту меру необходимою, я предписывал в. пр. немедленно, по получении сего, отправиться в Екатеринодар, где вы должны взять содержащие там и в Моздоке караулы три роты 1 бат[альона] вверенного вам полка и 100 казаков Горского полка, и если можно, то и более, с двумя конными орудиями как можно поспешнее следовать с оными на Моздок и потом по направлению чрез Константиновское укрепление к Назрану, для присоединения этих войск к сборному отряду подполк[овника] Нестерова, посланному владикавказским комендантом полк[овником] Широковым для удержания Карабулаков в покорности.

Весь этот отряд, состоящий из 300 человек сборной команды от Кавказских линейных №4, 5 и 6 батальонов, 1 бат[альона]. кабардинского полка, 100 казаков Горского полка, два конных орудия и 200 или 300 человек Ингушевской милиции предписываю вам принять в ваше командование и расположиться с оными в Казак-Кичу или в другом каком-нибудь пункте на р. Сунже.

Так как из переписки вашей с полк[овником] Широковым, представленной вами ко мне, от 17 марта №257, видно, что уже командирована вами одна рота, означенного батальона, в Александровское военное поселение для охранения оного, то предлагаю вам и ее присоединить к вверенному вам отряду и для этого должно препроводить оную через Терек и направить прямо к Назрану, или же нельзя будет этого сделать, то дать ей направление через Екатериноград, по тому же пути, который я уже назначил для вашего следования к Назрану. Главной целью ваших действий должно быть прикрытие деревень Ингушей от нападения Чеченских партий, удержание их и Карабулаков в покорности и обеспечение Военно-Грузинской дороги; относительно же наступательных военных действий предлагаю вам иметь в виду, по центральному вашему положению между ген[ерал]-м[айором] Пулло и полк[овником] Широковым содействовать в нужных случаях тому или другому из них, направляясь с отрядом вашим во фланг или в тыл устремляющегося против них неприятеля.

Причем поставляю вам в известность, что … [далее неразборчивое слово] упомянутых трех рот, содержащих караулы в Екатеринограде и Моздоке, вместе с сим предписано мною командиру Кавказского линейного № 8 бат[альона] подполк[овнику] гр[афу]. Бельфорту и о назначении в состав вверенного вам отряда по первому вашему требованию 100 казаков от Горского полка и двух конных орудий, я прямо предписал командиру онаго полка м[айору] Крюковскому. Так как для единства в командовании я временно поручил ген[ералу]-л[ейтенанту] Голофееву начальство над Владикавказским округом левым флангом линии и Дагестаном, то вы должны о всех переменах обстоятельств края и о действиях ваших, клонящихся к удержанию от возмущения Карабулаков и от присоединения их к Шамилю, прямо доносить ген[ералу]-л[ейтенанту]  Голофееву, а с ген[ералом]-м[айором] Пулло и полк[овником] Широковым быть в беспрерывных сношениях и возможной связи по общим действиям.

Для обеспечения нижней части Левого фланга линии и земли Кумыков ген[ерал]-м[айор] Пулло собрал уже отряд и наблюдает за всеми действиями Шамиля; касательно содействия вашему отряду и снабжения оного продовольствием из Назрана я предписал полк[овнику] Широкову исполнять все наши требования по этому предмету.

Подробных наставлений я вам дать не могу, ибо действие ваше будет зависеть от обстоятельств, но прошу постоянно иметь в виду цель и назначение командуемого вами отряда.

Ваша деятельность и распорядительность, лично мне известные, меня убеждают вполне, что возлагаемое мною на вас столь важное поручение будет исполнено вами с несомненным успехом. Причем присовокупляю, что назначить 1-й бат[альон]  вверенного вам полка в состав Лабинского отряда я не отменяю, он будет направлен согласно с этим назначением как скоро обстоятельства эти дозволят.

О выходе вашем из Нальчика и выступлении из Моздока имеете мне немедленно донести.

Бат[альон] Тифлисского полка, имеющий скоро прибыть из Грузии, предписано полк[овнику] Широкову направить также к вам, (если обстоятельства того потребуют).

 

 

Документ 2.

 

Письмо имама Шамиля Яндырскому обществу. 1840 г.

Объявляем, что мы имеем многочисленное войско и потому мы посылаем Яндырскому обществу сие письмо с тем, чтобы Магомед кади объявил вам поклон и о том, что мы имеем намерение прийти к вам. Вперед же отправляется Магомед. Если вы будете такими же братьями, как Эльмурза, то готовьтесь прийти ко мне с аманатами, с преданностью и покорностью наравне, как дали аманатов и принесли покорность, тогда я приду к вам с войсками. После этого вы будете безопасны, свободны и бояться вам нечего, как посланному с сей бумагой.

Когда же с аманатами ко мне не явитесь, то по прибытии моем к вам как христиан, так и вас буду наказывать и вы тогда раскаетесь.

Братья мусульмане, вы не скрывайте мусульманскую веру и распространяйте. Если вы сего не исполните, то первый кади и вся деревня будут от меня наказаны.

 

 

Картоев Магомет Мусаевич